Posted 26 декабря 2022, 10:09

Published 26 декабря 2022, 10:09

Modified 26 декабря 2022, 10:11

Updated 26 декабря 2022, 10:11

«Стоит опасаться»: правозащитница Ева Меркачева о росте арестов

26 декабря 2022, 10:09
Стоит ли простым жителям России бояться преследований и ареста, а также о том, что будет дальше рассказала правозащитница ева Меркачева в интервью «Новым известиям».

В 2022 году одни их самых громких арестов и обвинительных приговоров были связаны с хакерскими группировками, фейками об армии РФ, госизменой ученых и финансовыми махинациями учебных и научных организаций, сообщают «Новые известия» со ссылкой на собственный анализ публикаций из СМИ. Так, по данным Верховного суда, только в первом полугодии 2022 года ограничение свободы на время следствия получили на 1000 человек больше, чем за аналогичный период 2021 года.

Между тем, заметных освобождений было меньше, на свободу вышли: владелец взорвавшейся шахты «Листвяжная», в которой погиб 51 горняк, Михаил Федяев, блогер Хованский, экс-замминиста просвещения Марина Ракова, ректор РАНХиГС Владимир Мау. Кроме того, из СИЗО под домашний арест перевели ректора «Шанинки» Сергея Зуева.

Ситуацию «Новым известиям» прокомментировала правозащитница Ева Меркачева. Женщина подтверждает, в 2022 году сформировалась тенденция подбора поводов для ареста, которая означает, что отныне мы живем в новой реальности.

— В этой новой реальности государство считает, что надо усилить контроль над инфопространством и бороться с инакомыслием. Потому что как раз в этих реалиях оно, как считают во власти, недопустимо. Вот когда все устаканится и будет нормально, вот тогда, считает власть, можно будет говорить про свободу слова, про права человека в широком смысле и так далее. А сейчас мы живем в особых условиях. Военное положение у нас не объявлено, но в таком контексте все подается, что сейчас надо бдить за всем, — считает Ева Меркачева. 

Что касается решений суда, то по мнению правозащитницы, они пытаются разобраться в делах по статьям о фейках и дискредитации армии, в подтверждении тому истории, когда некоторые дела, связанные с фейками, были возвращены. В частности, женщина вспоминает историю с хакасским издателем и владельцем одного СМИ, журналистом Афанасьевым, дело которого суд вернул, сославшись на нехватку обстоятельств.

— Но ситуации бывают разные, и есть такие истории, которые просто лично меня не могут оставить безучастной. Например, когда признали виновным в распространении фейков кочегара! Где кочегар, какая у него аудитория? Убивает история, связанная с распространением фейков водителем одного из руководителей московского ГУВД. Я этого человека видела сама, общалась с этим водителем, он прислал сообщение в «вотсаппе» своим коллегам, те почему-то обратились в полицию. Все это происходило в полиции, они «настучали», видимо, потому что побоялись. Но это очень странная история. Какие тут могут быть претензии к нему, он просто переслал чужое сообщение, он сам ничего не распространял. Просто переживал за своих близких, которые находились на территории Украины, и вот он прислал то, что где-то прочитал. Таких историй полно, — рассказывает Ева Меркачева.

Женщина заявляет, что когда дело о фейках возбуждается в отношении кочегара, водителя и на всех остальных — это инструмент давления на общество, чтобы люди думали, прежде чем публиковать что-либо в соцсетях. По мнению правозащитницы, под данную статью можно подводить только тех, кто имеет большую аудиторию, кто профессионального этим занимается.

Кроме того, на вопрос о том, стоит ли простым людям опасаться роста числа «неправомерных и необоснованных» арестов правозащитница отвечает положительно.

— Роста арестов действительно стоит опасаться, потому что люди видят, как просто за пост в соцсетях могут арестовать. Многие не понимают, какой пост можно писать, какой нельзя писать. Мы встречаемся с самыми разными историями, раньше было сложно даже представить, что такие ситуации бывают. Например, мать, которая потеряла связь с сыном, пишет какой-то гневный пост, обвиняет всех и вся. Такой пост подпадает под статью о дискредитации, и такая мать вполне может оказаться на скамье подсудимых. Мы очень надеемся, что этого не произойдет, но угроза есть, риск есть, — Ева Меркачева.

На следующий год, как предполагает Ева Меркачева, план по выявлению «всяких госизменников» у силовиков будет повышен. Она предполагает, что именно так трактуются некоторыми работниками силовых структур выступления первых лиц государства и берутся к исполнению с настойчивостью.

— Потому что речь идет не том, чтобы выявлять преступников, а о том, чтобы статистика была хорошая, чтобы она росла, чтобы показать это. С мышлением прапорщиков им удастся посадить огромное количество невиновных людей, — считает Ева Меркачева.

Между тем, работа правозащитных организаций в 2022 году стала сложнее, так как этот период был сам тяжелый. Однако если организация имеет свою тематику и бьет в одну точку, то в этом году «чего-то можно было достичь». Следующий год, по мнению Меркачевой, будет зависеть от того, как будут обстоять дела со специальной военной операцией.