Posted 26 декабря 2022, 11:36

Published 26 декабря 2022, 11:36

Modified 26 декабря 2022, 11:38

Updated 26 декабря 2022, 11:38

Итоги 2022: самые громкие аресты года и новые «модные» преступления

26 декабря 2022, 11:36
Фото: 1MI
Совфед поддержал инициативу об ужесточении наказания за диверсии вплоть до пожизненного. Владимир Путин на днях поставил задачу серьёзно усилить работу органов безопасности по ключевым направлениям: выявление предателей, шпионов и диверсантов. Но в 2022 году и так уже сработали на опережение.

Судей не придётся упрашивать стать построже: на протяжении всего 2022 года они, как и законодатели, будто идет по пути закручивания гаек. У подозреваемых почти нет шансов на время судебного разбирательства не попасть под стражу. Если обвинение требует ограничить подсудимому свободу, «чтобы он никуда не уехал и не оказывал влияния на следствие», то человек почти наверняка отправится в СИЗО. Отпускать под домашний арест или под залог даже при рассмотрении преступлений небольшой тяжести у нас не принято. В первом полугодии 2021 года домашний арест как меру пресечения суд избрал относительно 4,21% удовлетворённых ходатайств, а в первом полугодии 2022-го еще реже - лишь 3,67%. Про залог судьи и вовсе забыли. В первом полугодии 2021 года под залог отпускали в 0,08% случаев, а за аналогичный период 2022 года – только 0,05%. Всего 21 человек был удостоен права быть отпущенным под залог.

Стоит отметить ту системность и последовательность, с которой здесь работали сотрудники правоохранительных органов. Изучение самых громких арестов 2022 года показало, что эти дела можно разделить на несколько основных категорий. Отдельного упоминания также заслуживают временные рамки, в которые правоохранители делали особый акцент на расследовании дел определённой категории. Но обо всем по порядку. 

 

 

Плохие хакеры

 

Уходящий 2022 год для правоохранителей ознаменовался охотой на хакерские группировки. Примечательно, что многие аресты были не только инициированы США, но и прошли с американской поддержкой.  

 

 

Так, 15 января 2022 года на основании запроса из США и требования Джо Байдена. в 14 городах России были задержаны 16 членов хакерской группировки «REvil». В ходе обысков у киберпреступников было изъято порядка 426 млн рублей, 600 тысяч долларов, 500 тысяч евро, криптокошельки, а также два десятка автомобилей премиального сегмента. Основная деятельность группировка заключалась в заражении серверов крупнейших западных и азиатских компаний, включая партнёров Apple, программами-вымогателями. «Лаборатория Касперсокого» в 2021 году признавала их самыми успешными хакерами в мире.

 

Неделей спустя, 22 января 2022 года, суд в Москве арестовал четверых членов хакерской группы «The Infraud Organisation», включая лидера Андрея Новака. Кибермошенники похищали данные кредитных карт. И снова задержания прошли при поддержке США. Американские правоохранители взялись за эту группировку ещё в 2018 году и задержали 13 человек. Хакеры к тому моменту нанесли ущерб на сумму  530 млн долларов. В течение четырех лет преступники спокойно жили в России, но всё изменилось после того, как Путин и Байден обсудили вопросы кибербезопасности в Женеве летом 2021 года.

 

Третий запрос на арест хакеров пришёл в московский суд 7 февраля: следователи МВД потребовали отправить в СИЗО шестерых хакеров по обвинению в неправомерном обороте средств платежей. На этот раз название группировки не раскрывалось. Стоит отметить, что большая часть членов преступного сообщества была официально трудоустроена в рядовых компаниях. 

 

Интерес правоохранителей к киберпрестплениям пошел на убыль с наступлением весны. Череда арестов киберпреступников завершилась к середине весны. 14 апреля был арестован предполагаемый основатель крупнейшей в мире площадки по обороту запрещенных веществ «Hydra Market» Дмитрий Павлов.

 

Учёные-предатели

 

Начало спецоперации многое изменило. Оказалось, что в России есть масса затаившихся врагов – изменников Родине. Причём подавляющее большинство из них находится в среде учёных.

 

Так, в первые дни февраля Приморский краевой суд приговорил с учётом смягчающих обстоятельств к 12 годам колонии строгого режима 70-летнего учёного-акустика Виктора Королёва. Согласно версии обвинения мужчина занимался сбором информации о системах обнаружения подводных лодок, чтобы в дальнейшем передать их другому государству.

 

Но это была лишь разминка, облавы начались летом. 30 июня суд в Новосибирске арестовал по подозрению в госизмене (предположительно, за чтение в Китае согласованных с ФСБ лекций) заведующего лабораторией квантовых оптических технологий в Институте лазерной физики Сибирского отделения РАН Дмитрия Колкера. В СИЗО «Лефортово» его отвезли прямо из больницы, где он лежал с раком поджелудочной железы четвёртой стадии. Дмитрий Коклер умер на следующий день после транспортировки. 

 

В августе пришла очередь главного научного сотрудника Института теоретической и прикладной механики СО РАН, профессора НГУ и НГТУ 75-летнего Анатолия Маслова. Его обвиняют в передаче данных, связанных с гиперзвуком, представляющими гостайну. Возможно, причиной ареста стала работа Маслова с учёными из Китая, США и Германии.

 

Закрыл летние месяцы директор института Института теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича Сибирского отделения РАН Александр Шиплюк. Его по подозрению в госизмене арестовали в августе. Он, как и Маслов, известен своими исследованиями процессов, проходящих на гиперзвуке.

 

В сентябре был арестован также по подозрению в госизмене Михаил Баранов – его данные совпадают с именем бывшего топ-менеджера авиастроительной компании «МиГ». На поблажки арестованным рассчитывать не приходится: 5 сентября суд приговорил бывшего советника главы «Роскосмоса» и журналиста Ивана Сафонова к 22 годам лишения свободы.

 

Фейки

 

Пока ФСБ занималось поиском предателей, полиция взялась за работу на идеологическом фронте, пресекая распространение фейков и прочей информации, дискредитирующей армию России.

 

22 марта суд в Москве впервые арестовал и отправил в СИЗО мужчину по статье о распространении фейков про армию. Им оказался техник запасного пункта ГУ МВД Москвы Сергей Клоков. Как утверждает его адвокат, все заявления о спецоперации были им сделаны исключительно в личных беседах.

 

В апреле за распространение фейков арестовали оппозиционера Владимира Кара-Мурзу* - поводом стало выступление в палате представителей штата Аризона. После этого ему ещё инкриминировали осуществление деятельности нежелательной организации – фонда «Свободная Россия»**, а закончилось всё предъявлением обвинений в госизмене за критику российской власти на публичных мероприятиях в Лиссабоне, Хельсинки и Вашингтоне.

 

В июле прошло задержание, получившее самое громкое продолжение: за решётку отправили московского политика Илью Яшина за стрим на YouTube о событиях в Буче. В декабре его приговорили к 8,5 годам колонии и запретили в течение 4 лет после освобождения пользоваться Интернетом.

 

Но в 2022 году совсем не обязательно быть политиком и оппозиционером, чтобы попасть в СИЗО. В Санкт-Петербурге суд арестовал Викторию Петрову за выложенные в соцсети видео, информация в которых расходится с озвученной Минобороны. До сих пор остаётся за решёткой в СИЗО за видео с рассуждениями о спецоперации священник Иоанн Курмояров, хотя следствие завершено, он признал вину, и на Украину точно не сбежит – там находится в реестра врагов «Миротворец». Добрались даже до пожилого кочегара из Вологды: он выложил у себя на странице ВК несколько видео, в которых говорится о жестокости действий российской армии. Количество подписчиков и влияние распространителей фейков на аудиторию суды никак не учитывают – обвиняемого в исправительную колонию на 3 года.

 

Страшный Telegram

 

Анонимные телеграм-каналы в 2022 году перестали быть анонимными. «Ростех» и «Промсвязьбанк» дружно устроили настоящую облаву на админов каналов, которые публиковали неприглядную информацию о топ-менеджерах госкомпаний. Их всех обвиняют в вымогательстве крупных сумм.

 

Сначала 1 августа арестовали по обвинению в вымогательстве у топ-менеджера «Промсвязьбанка» Александра Ушакова журналистку Александру Баязитову, которая писала тексты для разных ресурсов как сотрудник или фрилансер, в том числе для телеграм-канала «Адские бабки». Вместе с Баязитовой арестовали по тому же делу медиатехнолога Ольгу Архарову и пиар-специалиста Инну Чурилову. Какую опасность Баязитова может представлять на свободе – не известно. С требованием выпустить Баязитову из СИЗО выступали депутат Госдумы и телеведущий Евгений Попов и член СПЧ Кирилл Кабанов. Но журналистку до сих пор держат за решёткой.

 

Через десять дней Басманный суд Москвы арестовал по подозрению в мошенничестве трёх администраторов канала «Проект «Сканер»: Владислава МалушенкоЕвгения Москвина и Алексея Слободенюка. Создатель канала Руслан Левиев к тому времени уже находился под домашним арестом по делу о дискредитации армии.

 

В сентябре суд отправил в СИЗО администратора канала «Как-то вот так» Анатолия Спирина по заявлению директора по особым поручениям «Ростеха» и мужа Тины Канделаки Василия Бровко. В деле указано, что подозреваемый вымогал 150 тыс. рублей. На этом заявители не остановились. И в ноябре были задержаны коммерческий директор Ксении Собчак Кирилл Суханов, бывший главред Tatler Ариан Романовский, и журналист Life Тамерлан Бигаев. По аналогичному обвинению в вымогательстве были арестованы администратор «Кремлёвского мамковеда» Станислав Садовов с отцом и администраторы «Закулисного шептуна» и «Волга Brief».

 

Вузовские мошенники

 

Есть ещё одна ранее нетипичная категория подсудимых – сотрудники высших учебных и научных организаций, обвиняемые в махинациях.

 

Крупнейшие чистки прошли в РАНХиГС. На первый взгляд дела никак друг с другом не связаны, но какая у них была подоплёка? В апреле арестовали и.о. директора Дальневосточного института управления РАНХиГС Игоря Макурина по подозрению в хищении 1,3 млн рублей, которые должны были пойти на программу повышения квалификации. А в конце июня под домашний арест отправили ректора РАНХиГС Владимира Мау: его обвиняли в липовом трудоустройстве в ВУЗе 12 человек, которое позволило похитить 21 млн рублей из бюджета академии. За ним последовал проректор Иван Федотов. По этому же делу ранее были арестованы экс-замминистра просвещения Марина Ракова, её муж Артур Стеценко, директор «Шанинки» Сергей Зуев.

 

Похожее обвинение (начисление зарплаты сотрудникам, которые не работают) предъявили бывшему директору Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН) Юрию Пивоварову. Только ущерб куда меньше: 1,5 млн рублей.

 

Дырявые законы в сфере госзакупок позволили проректору по научной работе Технологического института (СПбГТИ) Александру Гарабаджиу заказать за 1,5 млн рублей и оплатить работы, которые стоят порядка 40 тыс. рублей. Последовавшие в институте обыски позволили правоохранительным органам выявить хищения более чем на 40 млн рублей.

 

Не обошлось и здесь без Сибирского отделения РАН: в октябре заключили под стражу завлабораторией интенсификации процессов теплообмена Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе Сибирского отделения РАН, члена-корреспондента РАН Олега Кабова по обвинению в мошенничестве, совершённой организованной преступной группой, либо в особо крупном размере.

 

 

 

2022 год преподнес неожиданные аресты и шокирующие обвинительные приговоры. Решения судей становятся всё более непредсказуемыми. Ксения Собчак заметила, что у нас из-под стражи без проблем отпускают убийц и насильников, но обвиняемых в ещё недоказанных экономических преступлениях держат за решёткой. Ещё к ним можно добавить обвиняемых в распространении неправильной с точки зрения властей информации.

 

Почему так сложилось? Чего стоит бояться обычным людям и чего ждать в следующем году? Об этом «НИ» поговорили с правозащитницей, членом СПЧ и журналисткой Евой Меркачевой.

 

- Мы живем в новой реальности. В этой новой реальности государство считает, что надо усилить контроль над инфопространством и бороться с инакомыслием. Потому что как раз в этих реалиях оно, как считают во власти, недопустимо. Вот когда все устаканится и будет нормально, вот тогда, считает власть, можно будет говорить про свободу слова, про права человека в широком смысле и так далее. А сейчас мы живем в особых условиях. Военное положение у нас не объявлено, но в таком контексте все подается, что сейчас надо бдить за всем.