Posted 28 ноября 2022, 13:53

Published 28 ноября 2022, 13:53

Modified 2 декабря 2022, 13:41

Updated 2 декабря 2022, 13:41

«Клиника, лицей и центр пчеловодства»: кто застраивает лес на улице Менделеева в Уфе

28 ноября 2022, 13:53
Фото: mkset.ru
Вдоль улицы Менделеева, на крутом склоне у реки Уфа, разместились сразу два горнолыжных центра. Лес, протянувшийся на несколько километров от ВДНХ до Трамплина, на территории которого стоят две горнолыжки, мог бы стать центром притяжения горожан и туристов. Вместо этого территорию решили застроить.

Не каждому мегаполису везет так, как Уфе. На крутом склоне одноименной реки в оживленной части города разместилось сразу два горнолыжных центра. Они находятся на территории лесного массива, протянувшегося на несколько километров, между ВДНХ и ипподромом «Акбузат» по улице Менделеева.

Казалось бы, выгодное расположение территории леса, наличие в нем двух горнолыжных центров с инфраструктурой для отдыха и развлечений, удобные подъездные пути и проходящие через него маршруты общественного транспорта подталкивают к мысли об организации здесь городского общественного пространства для спорта, отдыха и развлечений. Однако за последние несколько лет различные компании несколько раз пытались «освоить» эту территорию. У некоторых это получилось.

«Олимпик парк»

Застраивать часть склона, ограниченную улицей Менделеева, лесопарком восточного склона, рекой Уфой и границей горнолыжного комплекса «Ак Йорт», собирались еще при Иреке Ялалове. В 2018 году сити-менеджер подписал постановление о подготовке проекта межевания территории общей площадью 65 га. В документе говорилось, что территория не занята городскими лесами. Формально, может быть, растущие здесь деревья не поставлены на кадастровый учет. Однако спутниковая карта и простая прогулка по здешним окрестностям демонстрируют, что фактически леса все же есть.


Но так или иначе разрешение на проектирование выдали компании «Олимпик парк», принадлежащей предпринимателю Ильдару Хуснутдинову. Застройщика, который займется уже самой застройкой, должны были определить по итогам конкурсных процедур. «Олимпик Парк» собирался построить на этом участке физкультурно-оздоровительный комплекс, административно-бытовое здание и надземный переход через улицу Менделеева, однако проект так и не утвердили.

На склоне уже катаются
Фото: Mkset

 

«Была скандальная история. В проекте было много того, что невозможно реализовать. И создан он был для того, чтобы узаконить принадлежащую бизнесмену гостиницу (Lido)», — рассказал Mkset информированный источник, знакомый с ситуацией.

 

В 2021 году произошел еще один скандальный эпизод — гостиницу снесли. Собственно, решение о сносе вступило в законную силу еще в 2017 году, однако техника у гостиницы появилась спустя несколько лет. После сноса проект вообще потерял всякий смысл. Собеседник издания полагает, что эту территорию застраивать никто не будет. При этом, отмечает он, некоторое время назад в частные руки перешел находящийся на территории «Олимпик парка» многоуровневый паркинг, и тогда «ходили разговоры, что на его месте могут построить жилой дом».

 

Начиная с 2017 года налоговая несколько раз обращалась в арбитраж Башкирии с требованием признать «Олимпик парк» банкротом, однако суд прекращал дела. Последний такой иск зарегистрирован в марте. Из материалов дела следует, что у компании имеется долг перед налоговиками в размере 1,6 млн рублей.

Между тем сам «Олимпик парк» пытался оспорить в арбитраже законность сноса скандально известной гостиницы — по мнению заявителя, приставы должны были оформить ряд документов, когда подрядчик разрушал здание. Кроме того, компания требовала признать незаконным постановление приставов о взыскании с нее расходов на снос — почти 6 млн рублей — в пользу привлеченного для этого «Уфимского завода цветных металлов». В удовлетворении этих требований суд отказал в октябре этого года.

С приставами судилась и мэрия, по требованию которой, собственно, и произошел снос гостиницы как самовольно построенного здания. Город посчитал, что требования, указанные в исполнительном листе, были выполнены не до конца, поскольку на площадке остался строительный мусор. Суд с этим не согласился: он установил, что подрядчик снес здание и вывез строительный мусор, рекультивация же участка в исполнительном листе не была предусмотрена. Более того, по завершении работ в присутствии понятых и сотрудников городской администрации был составлен акт о том, что требования исполнительного документа исполнены в полном объеме.

 

Ак Йорт

Еще один проект примерно в то же время заявлял «Гостиничный комплекс «Ак Йорт». Там собирались проектировать 17 гектаров земель. С запада граница участка проходила вдоль улицы Менделеева, с севера по продолжению улицы имени города Галле (будущему Восточному выезду). С востока территория ограничивалась Уфимкой, а с юга — лесным массивом. В разрешающем планировку и межевании постановлении отмечалось, что на участке нет городских лесов (формально, вероятно, нет). Таких разрешений на сайте мэрии два — 2019 и 2021 года.

 

В настоящее время «Ак Йорт» располагается на участке 32,8 гектара, который находится в частной собственности. Разрешенное использование земель — спортивно-оздоровительные сооружения в природно-рекреационных зонах. Однако вдоль улицы Менделеева появились «гостевые домики», внешне очень похожие на таунхаусы. Они так и не были достроены.

 

Уралсоцсервис и математический лицей

Южнее расположен еще один участок, где сейчас идет строительство, а в лесу скрываются другие «заброшки». Эта территория простирается от ВДНХ до "Ак Йорта". Громадный участок площадью 63 гектара проектировало «Производственное объединение «Уралсоцсервис» — до реализации дело, правда, так и не дошло.

 

Интересно, что территорию возле ВДНХ пытался застраивать Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии. Более 10 лет назад директор центра Амир Ишемгулов (ныне покойный) заявлял, что там появится целый комплекс. В отдельно стоящем здании, в окружении леса, планировали разместить музей пасеки и меда, были планы построить и коттеджи. Однако — как сообщалось, из-за отсутствия финансирования, появились только «незавершенки». Два огромных участка земель — до самого берега Уфимки — по кадастру все еще числятся за центром апитерапии.

Это схема застройки территории между ВДНХ и Ак Йортом. 1 - матлицей, 3 - ФОК, 7 - школа, 10 и 11 - клиника МЕГИ
Фото: Минстрой РБ

 

Однако судьбу одного из недостроев решили — его планируют реконструировать под размещение математического лицея, о появлении которого уже который год мечтает Радий Хабиров. Объект на 360 ученических и 250 спальных мест будут строить в две очереди — сначала учебные и жилые, потом — бассейн с теннисным кортом.

Рядом с лицеем для одаренных появится школа для обычных детей на 1100 мест. А еще — вдоль улицы Менделеева — спроектирован физкультурно-оздоровительный комплекс с бассейном и ледовой ареной и паркинг. Спутниковая карта говорит, что при этом потребуется вырубить деревья, в самом проекте отмечается, что значительная территория занята городскими лесами.

В том же проекте есть лечебный и реабилитационный корпуса клиники «МЕГИ» предпринимателей Мидхата Абдулманова, Андрея и Михаила Тимофеевых. В настоящий момент корпуса возводятся. На оставшейся территории склона, до самой реки, построят парк здоровья "МЕГИ". На территории появится парковая дорога от улицы Менделеева до причала паромной переправы, еще одна новая дорога спроектирована вдоль речного берега.

В зону проектирования также попал уже построенный микрорайон «Венский лес», расположенный за ВДНХ, сам выставочный комплекс и «белое пятно» за ним — участок, по которому продолжается спор. На кадастровой карте на этой территории «сидят» строящиеся якобы торговые объекты. Из утвержденного Минстроем проекта планировки следует, что пока это только фундаменты — некоторые уже разрушены. Этот участок площадью почти 24 гектара находится в аренде у ООО «Анмар». Прокуратура требовала от этой компании и Минземимущества вернуть земли в республиканскую собственность, однако 15 ноября Арбитражный суд Башкирии отказался удовлетворить иск. Мотивировочная часть решения пока не опубликована, поэтому доводы, на основании которых суд вынес такой вердикт, пока неизвестны.

Пятиэтажная гостиница

Участок на этой части улицы на кадастровой карте обозначен как "для строительства пятиэтажной гостиницы"
Фото: Яндекс. Карты

 

Что касается территории, которая расположена ближе к ипподрому, то ее будущее не вызывает серьезных опасений. Обширная территория закреплена за спортшколой олимпийского резерва, лыжными трамплинами и административным зданием. При этом сами объекты капстроительства занимают совсем небольшие площади — за участком закреплен статус охраняемой природной территории. Еще два участка предназначены для размещения трехэтажного здания физкультурно-оздоровительного комплекса со спортивным залом. Но вдоль Менделеева, прямо напротив лайф-стайл центра «Башкирия», есть зона, предназначенная для строительства пятиэтажной гостиницы на 120 мест.

Вот этот довольно большой участок - напротив ТЦ "Башкортостан". Но пока здесь лес
Фото: Публичная кадастровая карта

 

Вероятно, риск застройки существует только для прилегающих к улице зон — благодаря рельефу крутой склон защищает себя сам. Возводить объекты здесь просто дорого и сложно.

Каменные джунгли

Уфимцы постарше прекрасно помнят времена, когда зона за улицей Менделеева еще была зеленой, курортно-санаторной. Здесь, за ВДНХ, были летние детские лагеря, а вместо "Ак Йорта" стоял деревянный купеческий особняк, построенный городским головой Сергеем Зайковым. Там размещался детский санаторий — "Белая дача". Для старожилов вырубки новейшей уфимской истории — большая боль. Зеленые массивы давали горожанам возможность не только наслаждаться красивыми видами, но и просто дышать. «Сейчас вместо того, чтобы охранять и увеличивать парки, их застраивают. Делают маленькие скверы, сажают молодые саженцы, которые с очисткой воздуха не справляются. Ну и кому будут нужны квартиры в каменных джунглях, когда здесь станет нечем дышать?», — говорит местный житель Александр Коптелов, на глазах которого происходила трансформация склона.

Председатель Союза экологов Александр Веселов отмечает особенную ценность хвойного леса для Уфы. То, что деревья вырубают, «очень печально», считает он.

«Уфа лишается своего лучшего природного уголка — я имею в виду хвойный лес. Он очень полезен для людей, особенно тех, кто страдает легочными заболеваниями, заболеваниями верхних дыхательных путей. Хвойный лес, как мы знаем, еще и выделяет фитонциды. Его надо беречь, а по всей республике в первую очередь идет вырубка хвойных лесов. В Уфе этот хвойный лес, который люди использовали для рекреации, для отдыха, лыжных прогулок, да и просто гуляли — отдается под коммерцию. Причем этот лес доступный для пешеходов — на склоне-то не очень погуляешь. Это неправильно. Мы лишаем людей права на чистый воздух — мы и так их этого лишили тем, что загрязняем атмосферу, — а тут еще сокращаются легкие города. А леса, которые находятся в селитебной зоне, надо охранять в первую очередь. И особенно — хвойные», — прокомментировал он.

Эколог отмечает, что, хотя вокруг Уфы лесов достаточно много, внутри города их не хватает. Площадь внутриквартального озеленения не соответствует нормативам. Нужно озеленять территории внутри города, охранять парки, а в Уфе «наоборот идет наступление на внутригородские леса и все отдается бизнесу».

«Я понимаю — инженерные сети поблизости, строительство обходится дешевле. Но с точки зрения интересов настоящего и будущих поколений это не правильно», — отметил он.

Кому что надо — тот то и берет

Биолог, специалист по лесному хозяйству, педагог Республиканского детского эколого-биологического центра Сергей Герасимов считает, что лишать растительности уфимские склоны «вообще преступно».

«Эти территории передали городу, чтобы он мог проводить работы по охране леса, а не делить их, как праздничный пирог. Это был гослесфонд — покрытая лесами площадь. На каком основании его вырубили — это отдельный вопрос», — говорит он.

Сергей Герасимов объясняет, что отводить лесные участки можно для прокладки дорог, под объекты спорта, «а для увеселения их использовать нельзя». Получилось так, что после передачи городу леса потеряли защиту. Единственным в лесном фонде Минлесхоза России остался парк лесоводов Башкирии, где находится музей леса.

«У нас есть не очень чистоплотные люди, которые ведают лесными богатствами, — они готовы подписать лес в санитарную рубку, если увидят сухую веточку. Должны работать профессионалы — а у нас кому что надо, тот то и берет. Я не знаю, как бороться с этим беспределом. Если строить на этом склоне что-то тяжелое, он обязательно поползет», — Сергей Герасимов.

В 90-х строители уже «укололись», когда решили на этом склоне установить новую вышку для прыжков с трамплина, «и она поползла».

«Уфа стоит на срезанном плато, за зиму на нем собирается много снега. Он постепенно тает, через известняки доходит до водоупорных слоев, упирается в глину, течет под землей и выходит в виде родников на обрывы. Весь этот слой стоит на глиняной жидкой основе. Раньше там росли столетние дубы, которые позже выпилили, потом, наверное, в 50-х, потому что я помню эти посадки маленьким, — посадили сосны и лиственницы. Дубы цементировали склон своей корневой системой. Сейчас этого закрепления нет. И вообще, я не знаю, как это поднять руку с пилой на столетнего дедушку? В Европе за каждое такое дерево борются, лечат его. Нам повезло, что у нас в черте города есть участки естественных лесов в парке имени Калинина, Гафури, лесоводов Башкирии, где еще есть такие дубы, но их уже остается мало, потому что желающих очень много», — сожалеет он.

«Ладно, долго можно говорить о лесном хозяйстве России, которое нивелировали до нуля, можно долго», вздыхает он. И вспоминает о министре лесного хозяйства республики Марселе Абдулове, которого не стало 15 лет назад. Лесники до сих пор вспоминают, как много он сажал леса — «и не просто сажал, а профессионально, никто из министров не сделал столько, все остальные только думали, как побольше заработать».