В Башкирии стратегически важный завод работает на офшор?

14 ноября 07:29
Фото: bzrp.ru
Речь идет о Белорецком заводе рессор и пружин, который поставляет продукцию предприятиям оборонного значения.

В сложном положении предприятие оказалось из-за конфликта между акционерами. Ситуация развивалась в течение нескольких лет. Но именно сейчас завод как никогда уязвим.

В российских регионах объявлено военное положение или введены особые режимы готовности, стабильная работа каждого звена в цепочке поставок военной продукции чрезвычайно важна. И при этом в Башкирии завод, поставляющий комплектующие «Камазу», «Уралу», «УралВагонЗаводу» и РЖД, может остановиться в любой момент. Но обо всем по порядку.

Наследие и наследники

В 2005 году предприниматели Владимир Скрипка и Иван Радченко начали инвестировать свои средства в Белорецкий завод рессор и пружин (БЗРП). Каждому принадлежало по 50% акций. Партнеры успешно развивали предприятие до 2019 года, а когда Иван Радченко умер, его акции унаследовал сын Антон.

«Генеральным директором БЗРП был Иван Иванович Радченко, наши с ним отношения строились на полном доверии, я всегда полагался на его значительный управленческий опыт, — рассказывает Владимир Скрипка. — Однако, уже после смерти Радченко-старшего, я обнаружил странную сделку, заключенную между БЗРП и московским АО «Ранд». Выяснилось, что еще с 2011 года завод работал с этой компанией по давальческой схеме. При этом он выполнял свою обычную деятельность: закупал сырье, производил и отгружал продукцию заказчикам, совершал расчеты. С одной лишь разницей — прибыль от этой деятельности на сотни миллионов рублей получал не БЗРП, а компания АО «Ранд», в которой работало всего несколько человек. Объемы сделок были внушительными — от 22 до 48% оборота предприятия, а договоры с «Рандом» продлевались ежегодно до настоящего времени. Причины таких странных, противоречащих здравому смыслу решений, первоначально были непонятны, если бы не выяснилась аффилированность компании с обоими Радченко. Как оказалось, и отец, и сын были учредителями и акционерами «Ранда».

Владимир Скрипка потребовал расторгнуть отношения, на его взгляд, невыгодные для БЗРП. Столь крупная сделка, тем более заключенная с заинтересованным лицом, требовала одобрения Совета директоров и акционеров, но, как оказалось, не была проведена через установленную уставом завода процедуру голосования.

Арбитражный суд Башкирии согласился с этими доводами и установил, что сделка, не имеющая экономической целесообразности для БЗРП, была проведена с заинтересованным и аффилированным лицом с нарушением процедуры одобрения, однако иск не удовлетворил. По мнению суда, были пропущены сроки исковой давности, хотя Владимир Скрипка указывал, что узнал о сделке только после смерти Радченко-старшего в 2019 году.

Между тем факт остается фактом: БЗРП продолжает работать на благосостояние другой компании. После того как Скрипка подал в суд на признание сделки между БЗРП и РАНД недействительной, из материалов суда выяснилось, что АО РАНД сменил акционеров и теперь принадлежит сингапурскому офшору Вега Инвест ПТЕ ЛТД. То есть сотни миллионов рублей, вероятно, уходят за границу.

 

Правоохранители не реагируют?

Владимира Скрипку с 2019 года на завод не допускают. Ранее арбитражный суд по его заявлению обязал БЗРП предоставить финансово-хозяйственную документацию завода, но этого до сих пор не сделано. Исполнение решения суда полностью игнорируется, подчеркивает Владимир Скрипка.

26 ноября 2021 года решением по делу №А07-20536/2020 Арбитражный суд Башкирии обязал ЗАО «БЗРП» предоставить своему акционеру документы по хозяйственной деятельности общества. Решение суда вступило в законную силу 10 марта 2022 года.

29 марта 2022 года Владимир Скрипка обратился в Арбитражный суд РБ с заявлением о выдаче исполнительного листа.

Исполнительный лист по данному делу не выдавался истцу в течение шести месяцев и был выдан только после обращения Владимира Скрипки в квалификационную коллегию судей Республики Башкортостан с жалобой на действия судьи Арбитражного суда РБ.

В рамках дел №А07-21560/2019, №А07-2056/2020, №А07-2283/2020 Арбитражный суд Республики Башкортостан обязал ЗАО «БЗРП» предоставить истцам документы. Однако до настоящего времени истребуемые документы истцам так и не переданы.

Так, исполнительный лист по делу № А07-21560/2019 уже во второй раз возвращается Владимиру Скрипке от судебного пристава-исполнителя Дусалинова (ведущий судебный пристав-исполнитель Межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств). Начальник отдела, старший судебный пристав Зульфат Ильбаков ссылается на то обстоятельство, что документы утеряны. И это несмотря на то, что 18 Арбитражный апелляционный суд четко выразил свою позицию относительно такой «утери» документов: «в случае утраты документов организация обязана восстанавливать такие документы». Получается, что служба судебных приставов Башкирия бездействует?

Очевидно, что доверительный управляющий — «Ранд» — никак не заинтересован, в передаче документов, но почему реализовать права второго акционера не помогают судебные приставы?

Тем не менее, все вышеописанное не мешает использованию завода как «дойной коровы» и ежегодному продлению договоров с «Рандом».

«Мною написаны десятки жалоб в правоохранительные органы. Но по ним не принято никаких решений», — констатирует Скрипка.

Фактически, отмечает он, никто не может защитить завод от решений, которые принимаются во вред ему.

«В настоящее время мы пытаемся взыскать с „Ранда“ и вернуть в распоряжение завода БЗРП 1,4 млрд рублей в качестве причиненных предприятию убытков. Эту сумму удалось подсчитать по документам, полученным в процессе судебного разбирательств из органов ФНС и выписок с расчётных счетов завода. Учитывая сложившуюся ситуацию с непредставлением руководством БЗРП финансово-хозяйственных документов, мы рассчитывали на объективное и беспристрастное рассмотрение дела, истребование судом необходимых доказательств и назначения экспертизы для определения точной суммы. Однако ввиду пропуска исковой давности и только на этом основании в иске было отказано», — сообщил истец.

Это, по мнению Владимира Скрипки, достаточно «странное» решение судьи, ведь суд может и должен исчислять срок исковой давности по каждому отдельному перечислению в рамках длящейся сделки. Но почему-то именно в этом процессе суд отказывается от своего права установить истину, рассмотреть дело по существу, игнорируя своё же определение об истребовании доказательств. Пока спор фактически остается неурегулированным, убытки предприятия продолжают увеличиваться. Судья принимает апелляционные жалобы от БЗРП, подписанные представителями по доверенностям без полномочий на подписание и подачу апелляционной жалобы, принимает еще более «странные», по мнению истца, решения.

«А ведь я, требуя возместить убытки, действую не в личных интересах, а в интересах предприятия и прошу суд обязать „Ранд“ вернуть выведенные денежные средства на завод БЗРП, а не в личный карман», — подчеркивает Владимир Скрипка.

Социальный взрыв

«В настоящее время я не понимаю, кто и как управляет заводом. Из общеизвестных источников публикации бухгалтерской отчётности видно, что выручка у БЗРП снизилась двукратно, с 1,58 млрд рублей в 2018 году — до 935 млн в 2020 году, а прибыль уменьшилась с 335 млн рублей до 73 млн, в 4,6 раза, инвестиции в производство и техперевооружение, за которые так радеют региональные власти, стали невозможны», — констатирует Владимир Скрипка.

Акционеры до сих пор не пришли к компромиссу и по поводу назначения руководителя предприятия.

«Мои предложения избрать директором независимого и не аффилированного с АО „Ранд“ человека закончились судебным иском», — констатирует Владимир Скрипка.

Отсутствие генерального директора у крупного предприятия (в реестре до сих пор гендиректором числится умерший Иван Радченко) — очень тревожная ситуация. ФНС ранее направляло предписание БЗРП об исключении из ЕГРЮЛ недостоверных сведений о руководстве. По закону, если такие данные находятся в реестре более полугода, налоговики могут исключить из него компанию. Это в свою очередь приведет к катастрофе — полной остановке завода. Чем все закончится? 400 сотрудников могут внезапно оказаться на улице без работы. Не исключено, что за этим последует социальный взрыв. Кроме того, могут быть сорваны поставки предприятиям, выполняющим гособоронзаказ, — чем это чревато в нынешних реалиях, догадаться не трудно.

Такой негативный сценарий вполне реален, считает Владимир Скрипка. Ведь ранее, всего за год доверительного управления «Ранда», с угрозой банкротства столкнулось другое, вполне успешное детище Скрипки и Радченко — консервный завод «Кубанские деликатесы». Сейчас, чтобы спасти консервный завод, выпускающий востребованную на рынке качественную продукцию, необходимо провести его финансовое оздоровление. Средства на это есть — Владимир Скрипка предлагает выделить их из прибыли БЗРП, которая не распределялась с 2018 года. Однако Антон Радченко не ответил на предложение партнера.

Если такой же сценарий, как с кубанским консервным заводом, реализуется в Башкирии, на БЗРП, последствия для перестраивающейся на военные рельсы экономики могут быть очень чувствительными. Чтобы «потушить пожар», потребуются огромные усилия. «Корпоративный» конфликт может вырасти до таких масштабов, что его заметят в Кремле. Нужна ли Башкирии такая «черная метка»? Не является ли все происходящее вокруг БЗРП сигналом для властей вмешаться и урегулировать все противоречия «в ручном режиме»?

Сегодня не так важно устанавливать причины произошедшего, по-настоящему важно лишь будущее завода. В столь сложный период, в который вступает страна, нужно, чтобы разногласия между собственниками предприятия были устранены. И, поскольку местные власти публично не демонстрируют заинтересованности в урегулировании конфликта, а законные требования Владимира Скрипки полностью проигнорированы, он намерен обратиться к главному федеральному инспектору президента РФ по Башкирии Алексею Касьянову. Возможно, он с высоты своего федерального статуса, сможет увидеть опасности нынешней ситуации.