Депутат Сергей Лобастов: «На Тратау нет каменной соли и мы ее там не ищем»

Депутат Сергей Лобастов: «На Тратау нет каменной соли и мы ее там не ищем»

Депутат Сергей Лобастов: «На Тратау нет каменной соли и мы ее там не ищем»
Интервью

16 августа 2017, 15:59
Фото: Youtube.com (скриншот с любительского видео)
Сергей Лобастов на встрече с жителями
Менеджеры Башкирской Содовой компании встретились вчера с жителями села Карайганово, которые недовольны намерением компании добывать неподалеку каменную соль.

Итогом этой встречи стала жалоба на директора БСК по связям с общественностью Сергея Лобастова, являющегося одновременно депутатом республиканского Госсобрания, в том, что он защищает интересы компании, а не своих избирателей. Наш корреспондент встретился с господином Лобастовым, чтобы разобраться в сути происходящего.

- Значит, получается, что работая в интересах "Соды", Вы игнорируете интересы избирателей?

- Это полная ерунда. Три четверти моих избирателей обеспокоены судьбой БСК и постоянно осаждают меня с требованием обеспечить бесперебойное функционирование предприятия.

- Это жители Стерлитамака?

- Да, именно они. Для города БСК – градообразующее производство, на которое завязано благополучие почти пятидесяти тысяч человек. Это если считать с членами семей.

- А ишимбайцам до этого какое дело?

- Помимо того, что мы создаем в Стерлитамаке рабочие места и платим налоги в городской бюджет, мы еще и выделяем по сто миллионов ежегодно на финансирование городских проектов. Ремонтируем больницы, школы, дворцы культуры, парки. В прошлом году фонтан построили. На самом деле, это огромная суммани у одного города в республике таких денег, которые он получал бы сверх бюджета – просто в качестве благотворительной помощи - нет. Эти средства мы выделяем Стерлитамаку, потому что мы работаем в этом городе. Будем работать в Ишимбае – запустим аналогичную программу и для этого района. Там тоже проблем – выше крыши: дороги, мосты, школы, больницы, водопроводы.

Кроме того, сама постановка вопроса о том, зачем это ишимбайцам, мне кажется неправильной. Ишимбайцы, вообще-то, – жители России и тот факт, что мы являемся производителем сырья, без которого не будет функционировать, без малого, половина отраслей промышленности страны, их тоже касается.

- Прямо уж половина?

- Считайте сами. Из нашей кальцинированной соды делают практически все стекло в стране. Это десятки заводов, которые без стерлитамакского сырья встанут гарантированно. Без стекла остановится вся стройка. Вы же не будете строить дома без окон. Без соды не работает ни цветная, ни черная металлургия. Без металла нельзя производить ни автомобили, ни самолеты, вообще практически ничего нельзя. Если вдруг предположить, что Стерлитамак перестал выпускать соду, то перекрыть потребность в этом продукте не смогут ни другие производства в России – они слишком малы, ни импорт – для того, чтобы разгружать такое количество соды, нужна соответствующая инфраструктура – порты, перевалочные пункты, железнодорожные узлы и так далее. Ничего этого нет, потому что страна всегда жила за счет Стерлитамака и импортировать соду никогда не собиралась.

Добавлю еще, что даже если бы стране удалось организовать поставку соды из-за рубежа, ее стоимость оказалась бы несопоставимой с нашей. В результате выросла бы себестоимость почти половины продукции отечественной промышленности. А это – новый виток инфляции, от которой мы и так не знаем, как спастись.

- Все это звучит красиво, но факт есть факт: люди в Ишимбайском районе недовольны.

- Давайте не будем говорить за весь район. Выразить недовольство пришло 26 человек. Причем зачинщики – совсем не местные жители. Это уфимцы, которые вот уже много лет пытаются заниматься политикой и используют любой повод для того, чтобы организовать скандал. Они банально на этом пиарятся сами и пиарят свои Интернет-ресурсы.

- Но это не значит, что им вообще нельзя верить.

- А как им можно верить, если они говорят, что наши работы по поиску месторождения каменной соли имеют своей целью Тратау? Это прямая ложь. На Тратау нет каменной соли и мы ее там не ищем. Мы ищем соль на расстоянии многих километров от нее. Они все это знают, но упорно пытаются выдать происходящее за покушение на Тратау.

- Значит вы не «подбираетесь» к Тратау?

- Знаете, если животное выглядит как собака, лает как собака и кусает как собака, то это, скорее всего, и есть собака. Если компания заявляет, что ищет соль, то, значит, она и ищет соль. Если она говорит, что ищет не на Тратау и вообще не на шиханах, а в поле, то, значит, так оно и есть. Вот документы, опубликуете?

- Документы опубликуем. А теперь объясните, чем недовольны местные жители. Тратау вы не трогаете, ищете соль в поле. Так в чем проблема?

- Еще раз повторю, что недовольство выразило ровно 26 человек. Это если считать с приехавшими уфимскими «активистами». Без них – еще меньше. Поэтому неправильно говорить о том, что местные жители недовольны. Подавляющее большинство местных жителей не возражает. Мы разъяснили им свою позицию, показали все документы.

Разрешение на ведение работ районная администрация нам выдала, лицензию в республиканском управлении по недропользованию мы получили, разрешение от арендатора – тоже. Все по закону, никто не подкопается. Но в любом коллективе есть несколько скандалистов, которым, что бы не происходило, - все не слава богу. «Нам не нравится» и хоть ты тресни. «Мы считаем, что вы нарушаете наши права как владельцев земельных паев». Слушайте, ну если вы считаете, что мы нарушаем ваши права, то идите в суд и оспаривайте наши действия там.

- Значит, мандат сдавать не будете?

- Еще чего! В угоду нескольким скандалистам? У меня в округе пятьдесят тысяч избирателей и подавляющее большинство из них хочет, чтобы заводы наши нормально работали. Так что их интересы я представляю в полной мере.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter