Михаил Воробьев: «Мечта каждого хоккеиста — сыграть хотя бы один матч в НХЛ»

Интервью
Михаил Воробьев: «Мечта каждого хоккеиста — сыграть хотя бы один матч в НХЛ»
7 июля 2019, 15:22Азамат ШавлуковФото: Getty Images
Воспитанник школы «Салавата Юлаева» Михаил Воробьев в минувшем сезоне дебютировал в НХЛ за «Филадельфию», проведя 15 матчей. Центральный нападающий рассказал о конкуренции в межсезонье, выделил некоторых бывших и нынешних партнеров и дал себе оценку за два года в системе «Флайерз».

— Вы сыграли два сезона в системе «Филадельфии». Какую дадите себе оценку по десятибалльной шкале и почему?

— На тройку. Не закрепился в основной команде. Не выполнил личные поставленные задачи. Команда — ни НХЛ, ни АХЛ — не попала в плей-офф, а в прошлом году проиграли в финале конференции. Команда была настроена на поход за Кубком.

— Личные задачи — в плане набора очков или что?

— Больше, чтобы пользу команде приносить. И прочее улучшать — вбрасывания, передачи.

— План на следующий сезон?

— Закрепиться в основной команде.

— Ваше мнение об АХЛ: уровень игроков и конкуренции, польза для развития, возможность освоиться в Америке.

— Есть мастеровитые игроки. Сейчас многих на рынке КХЛ подписали на легионерские позиции. Есть молодые ребята, которые только развиваются, есть уже опытные, которые делают игры. Лига дает шансы молодым. Тренеры не смотрят на возраст — если ты лучше, ты будешь играть. Не важно, «старик» или молодой. Помогает развиваться морально: молодой приходит в новую команду и нервничает, а ему дают понять, что не надо нервничать, что к тебе будет хорошее отношение. Неважно, в каком раунде ты задрафтован, у всех будут равные шансы, главное — кто как играет. А здесь приходишь — молодого трясет, мол, звезды, «старики» тут сидят, могут поддушить. Такого там нет.

Фото:SB Nation

— Какие отличия заметили в тренировочном процессе и «предсезонке»?

— В России команда собирается в июле и работает по одинаковой системе тренера. А там ты сам себе ищешь и нанимаешь тренера. Сдаешь тесты, он смотрит на твои сильные и слабые стороны. Учитывают особенности каждого игрока, не дают одинаковые упражнения на всех. Кому-то, может, не нужны некоторые упражнения, он сильный в этом, а ему все равно приходится это делать. К сентябрьскому лагерю игрок должен приезжать физически готовым, потому что иначе он не будет играть предсезонные игры и его просто сплавят.

— Кого из именитых игроков на «предсезонке» встречали и какое впечатления произвели?

— В прошлом году Дюклер, Киллорн, Друэн, Шоу, Доми. «Монреалевские», в основном. Упражнения специальные. Нет такого, что они выходят на лед и носятся. Упражнения чисто технические, они по максимуму стараются их выполнять.

— Расскажите о работе с проспектами в «Филадельфии»: рекомендации, отслеживание прогресса, контакт с фарм-клубом.

— Помимо тренеров, которые работают в НХЛ и АХЛ, есть тренеры, которые работают в системе и ездят к командам. По-моему, пять тренеров по нападающим, четыре по защитникам и два по вратарям. Смотрят задрафтованных ребят, дают какие-то советы. Приезжают индивидуально заниматься, т. е. им оставляют лед и эти тренеры отдельно занимаются с молодыми игроками. Работают над завершением, над катанием, над руками — над всем.

— Приезжая в прошлом году в предсезонный лагерь, как оценивали свои шансы на попадание в основу?

— Не питал каких-то надежд. Ехал просто в хоккей поиграть, вообще ничего не ожидал. Не у всех шанс попасть в НХЛ, хотя бы игру там сыграть. А тут предсезонные игры против именитых хоккеистов из «Рейнджерз», «Айлендерс». Хотя бы на таком уровне против них поиграть и самому себе доказать, что ты не хуже.

— Ваши мысли и эмоции до и после дебютного матча в НХЛ.

— Вообще не было эмоций, ни до, ни после. Как обычная игра была. Я не волнуюсь перед играми. У меня эмоции могут быть только во время игры, а перед игрой у меня нет эмоций.

— Как насчет дебютной шайбы? Сохранили?

— Да, сохранил. Курьезно получилось. Тренер по развитию нападающих мне все лето говорил доезжать до ворот и тормозить. И вот, когда я забил, он сказал: «Вот, как летом и работали, ты добежал, затормозил и тебе удача улыбнулась».

— Кто из игроков «Филадельфии» и команд соперников произвел на вас впечатление? В плане мастерства, в плане подготовки.

— Кросби и Маккинон, наверное. В «Филадельфии» Ваня Проворов. Мне кажется, никто так не делает. Он приходит на тренировку за полтора часа. Полтора часа только разминка. После тренировки последний уходит. Показывает профессионализм. В номере с ним жил, видел как он готовится. Еще никогда не встречал того, кто так серьезно к играм относится.

— Что вам говорили в начале сезона? Обсуждались ли количество матчей, игровое время, требуемая роль?

— Мне даже не сказали, что я остаюсь в команде. Я наигрывался в звене с Симмондсом и Ван Римсдаком. И все. Ничего не обсуждалось. Роль атакующего нападающего, как играл на «предсезонке», то и требовалось.

— В чем было сложнее по сравнению с АХЛ и КХЛ?

— В АХЛ есть «деревянненькие» игроки. В каждой команде они есть. И в НХЛ такие есть. Они привыкли забрасывать, бежать и бить. Играют только на «пятаке». Нет такого, что ты можешь с ними раскатиться и с передачи войти в зону. Они просто выполняют свою функцию.

— Как насчет обстоятельств второго вызова? К этому времени Дейва Хекстолла уже заменил Скотт Гордон (главный тренер фарм-клуба — прим.ред.). Игровое время было уже меньше.

— Там уже команда играла на попадание в плей-офф. Каждая игра была на вес золота.

Фото:AP Photo

— Чем вы остались довольны и недовольны по итогам своих 15 матчей? В чем, на ваш взгляд, должны прибавить?

— Тяжело ответить. Первые четыре игры все круто было. Потом я сам себя психологически «сожрал». У меня убрали привычных партнеров, потому что Ван Римсдак травмировался. Начали подставлять кого-то, а я привык, почти всю предсезонку играл с Ван Римсдак и Симмондсом, у нас начало получаться. Перед последними тремя играми он травмировался. Время уменьшилось где-то на полторы минуты, я начал в себе проблему искать и сам себя «сожрал» психологически. Центральный же это мозг тройки, а время начало уменьшаться. Я начал к себе чересчур жестко относиться.

— Новый генменеджер «Флайерз» Чак Флетчер сказал, что в «Филадельфии» ожидают, что вы станете физически сильнее. Получили рекомендации на лето?

— Тренеры присылают всем игрокам программу на лето с учетом возможностей каждого. Упражнения все те же самые, что и в сезоне и на «предсезонке», только на некоторые сказали обратить особое внимание.

— После подписания контракта вам рекомендовали язык. Как с английским сейчас?

— То, что касается хоккея и бытовых вещей, я знаю. Остальное я не учил. Планирую этим летом заняться.

— В первом сезоне вы интервью не давали, а во втором как минимум одно было.

— Да, я давал пару интервью. Мне сказали: «Что ты переживаешь? Ты нормально говоришь, попробуй». Я попробовал. Вроде, меня все поняли.

— Иногда игроки говорят, что в команде без россиян легче выучить язык.

— Да. Хочешь, не хочешь — заговоришь. Общение же все равно нужно какое-то иметь. Общаюсь сейчас во всеми поровну.

— Расскажите о том, как приняли в коллективе.

— Ничего не было особенного, команда как команда. Приезжаешь и со всеми общаешься, все ребята дружелюбные. Все сразу находят общий язык, у всех одна цель. Времени на разговоры нет — игры идут через день практически. Поддержка какая-то было, но я не чувствовал себя как новичок. Я не вел себя, как новичок.

— В чем была самая большая разница относительно жизни в России?

— Мебель нужно арендовать или купить самому. В съемных квартирах ее нет.

— Следили за КХЛ и «Салаватом Юлаевым»?

— Да, бывало смотрел трансляции. Иногда у ребят спрашивал, как дела, что в команде.

— С кем общаетесь из КХЛ?

— Лукин, Петрищев, Рыков, Слепышев, Арзамасцев, Капризов. Но не так часто.

— Владислав Лукин, с которым вы играли вместе в СДЮШОР, дебютировал в Уфе.

— Поздравил его. Я видел, как он играет. Это игрок КХЛ. Он должен в этой лиге играть спокойно. Ему нужно только чтобы тренеры в него поверили. Не знаю, почему его не ставили на игры. Мне нравится, как он играет. Не теряется на поле, берет игру на себя. Все делает спокойно.

— Многие клубы КХЛ уменьшают площадки.

— На маленьких площадках контакта больше, игра быстрее, опасных моментов больше. На маленьких мне больше нравится.

— Что думаете про массовый переезд российских игроков в Северную Америку?

— Это их дело, личное дело каждого. Я вот не думал, когда контракт с Уфой закончился. А вдруг потом не позовут? Не попробовав, не узнаешь, каково там. А попробовать охота. Я думаю, мечта каждого хоккеиста — сыграть хотя бы один матч в НХЛ.

— Вы говорили, что остановились бы в развитии, останься в Уфе. Почему?

— Рассмотрим на примере. В Уфу на сборы приезжают игроки из «Тороса» и «Толпара». Набирается пятерок пять, шесть максимум. Это 30 человек и три вратаря. А туда приезжаешь — там 70 человек. Конкуренция где выше? А играют четыре тройки и три пары, на два человека меньше. Важно было выдержать конкуренцию.

— Как вы смотрите на изменения в организации? Новый главный тренер «Филадельфии» Ален Виньо в «Рейнджерз» не стремился давать много игр проспектам ниже второго раунда или игрокам с малым опытом в НХЛ.

— Ну пришел и пришел. Какая разница, кто тренер? Надо выходить и доказывать. Про Пашу Дацюка тоже говорили, что он из седьмого раунда, просто так драфт-пик потратили. А он в «Детройте» как выстрелил? Зеттерберг тоже. Я не думаю, что это зависит от тренера. Это от игрока зависит.

— Какой вы даете себе срок на то, чтобы закрепиться в НХЛ?

— У меня нет никакой планки. Это как-то из головы и сердца выходит — когда и как принять решение. Пока у меня такое решение — остаться там до последнего, чтобы закрепиться в НХЛ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter