«Главное качество — уметь ждать». Как проходил визит Владимира Путина в Башкортостан

«Главное качество — уметь ждать». Как проходил визит Владимира Путина в Башкортостан
Мнение

9 августа, 22:11
Тимур Алмаев
Главный редактор Mkset.ru
Меня в числе нескольких журналистов из Башкирии пригласили принять участие в освещении визита Владимира Путина в Абзелиловский район. Рассказываю, как это было — что не показали по телевизору и не написали в новостях.

В тот момент, когда на сайте отслеживания самолетов стало понятно, что борт специального летного отряда «Россия», который занимается перевозкой первых лиц страны, кружит над уфимским аэропортом, у присутствующих на заводе «Цемикс» начали закрадываться сомнения — а приедет ли Путин? «Маслов в огонь» подливали и оказавшиеся отключенными камеры наблюдения на площади перед уфимским аэропортом. Несмотря на то, что на заводе все положенные в таких случаях приготовления шли полным ходом, было очевидно: пока нога президента не ступит на землю предприятия, уверенным в том, что визит состоится, быть нельзя.

Три билборда на границе Башкортостана

В Абзелиловском районе о визите Владимира Путина говорили не много. Официально его, как это обычно бывает, никто не анонсировал, но, как это обычно бывает, знали о нем, кажется, все.

Завод, который глава государства должен был посетить, стоит практически на границе Башкортостана и Челябинской области. Меры безопасности, принимаемые перед визитом первых лиц, абзелиловцев особенно не коснулись, а значит, вроде бы и говорить не о чем.

Никто не знал, прилетит Путин на завод на вертолете или выберет наземный транспорт, поэтому подготовились к обоим вариантам. Близлежащие поля убрали, асфальт положили новый, сделали разметку и даже поставили новенький стационарный туалет на трассе. Вдоль дорог на всех билбордах предусмотрительно разместили социальную рекламу о Башкортостане.

Никто не знал ничего — так можно описать происходившее в день до прибытия президента, когда журналисты впервые оказались на территории завода. Когда приедет глава государства, какая у него программа визита, как долго он здесь пробудет и выйдет ли к нам — все это мы узнавали немногим ранее тех, кто следил за прямой трансляцией по телевизору.

Белая и серая зоны

На время визита президента из-за коронавирусной инфекции территорию завода поделили на две зоны: серую и белую. Не для кого не секрет, что прежде чем оказаться непосредственно рядом с главой государства, помимо ПЦР-тестов и анализов, нужно посидеть на самоизоляции. Даже несмотря на то, что последние пару месяцев это условие либерализовали и положенные две недели сократили до одной, условие все же оставалось обязательным. Учитывая, что на самоизоляцию ушли только глава Башкирии и его пресс-секретарь, никто из журналистов не рассчитывал на пресс-конференцию, а значит, и возможность задать вопрос главе государства. Только учредитель группы компаний Lasselsberger Йозеф Ласселсбергер, а также несколько сотрудников и строителей самого завода, выждавшие положенный срок и получившие отрицательные анализы на ковид, оказались в белой зоне — в непосредственной близости к президенту. Все остальные, включая журналистов, пусть и сдавших ПЦР-тесты, находились в зоне серой: издалека смотреть можно, подходить близко нельзя.

По телевизору этого не было заметно, но зрителей, находившихся в серой зоне, от белой зоны, где была размещена сцена, отделяли почтительное расстояние и натянутая красная лента. Зато по телевизору было отлично видно, что все гости находились без масок.

Пока не включили «режим»

Когда глава государства прибывает на место проведения мероприятия, включается «режим» — все перемещения запрещаются. Поэтому завод мы осмотрели днем раньше.

Цемикс, завод по производству сухих смесей, был построен группой компаний Lasselsberger в Абзелиловском районе с нуля. Объем инвестиций в него составил 5,7 млрд рублей. И, как позже заявит президент, у компании далеко идущие планы в республике, касающиеся строительства новых объектов, а объем инвестиций может достичь одного миллиадра евро.

Не маловажно, что в эту инвестиционную сумму заложены средства на рекультивацию мест, где добывается сырье, а само производство, как нас заверили, — экологичное. Вредит ли оно окружающей среде или нет, покажет время, но предусмотренные средства на экологические программы предприятия придают обещаниям уверенности. Раз деньги выделены, за них потом можно и спросить.

Хотя строительные работы практически закончились, оборудование закуплено и установлено, заводские помещения еще не успели «обжить» сотрудники. Собственно, и самих сотрудников толком еще набрать не успели, поэтому на устройство на работу у абзелиловцев все шансы есть. Ожидается, что на Цемиксе будет создано 220 рабочих мест, хотя, по сути, всем производственным процессом управляют всего два человека из центра управления.

Туристический потенциал

Но не производством единым жив Башкортостан и, дождавшись журналистов из кремлевского пула, мы отправились осматривать его туристический потенциал.

Как оказалось, не только самолетам нужна «летная погода», но и фуникулерам. Из-за грозы канатная дорога, на которой мы должны были подняться в горы, чтобы насладиться озером Якты-Куль, была остановлена.

Гора не пускает — шутили мы. Когда тоже самое приключилось при попытке спуститься, шутили уже сопровождающие — не отпускает, тут и останетесь.

Кульминацией стал визит на кумысную ферму в село Аскарово и ужин под открытым небом, где угощали простыми национальными блюдами и кумысом. Правда, некоторые из московских журналистов сторонились угощений, опасаясь реакции организма на тот или иной продукт.

— Нам завтра отработать нужно, рисковать нельзя, — переговаривались между собой коллеги.

Не согласиться с ними нельзя — на таких мероприятиях «второго дубля» не бывает. Зато все до единого оценили теплоту, радушие и искренность принимавших нас людей. И если поначалу налет официоза присутствовал, то испарился он так же быстро, как пустели пиалы с кумысом.

Пять часов ожидания

Владимира Путина ждали в половине пятого вечера. Все понимали: время для главы государства — вещь относительная и вспоминали старую шутку, что «президент никогда не опаздывает, потому что когда он приезжает, всё и начинается».

Нас это никак не касалось, и на «объект» мы прибыли ровно за два часа до предполагаемого часа «Х». Уже в дороге узнали, что «борт номер один» еще даже не взлетел, поэтому сорокаминутное прохождение всех формальностей и подготовка к работе в каком-то смысле скрашивали ожидание.

На территории предприятия царила вполне спокойная атмосфера, будто каждый занимается своим привычным и даже рутинным делом. В специально выстроенном павильоне для гостей, ожидавших главу государства, собирались профильные министры и руководители крупнейших предприятий. Если бы не сотрудники полиции, ФСО, Вооруженных Сил и МЧС, то это вполне могло бы напоминать кулуары какого-нибудь экономического форума.

— Наша компания построила здесь газопровод длиной 13,5 км, провели газ в цеха, котельные, — рассказывал генеральный директор ООО «Газпром Межрегионгаз Уфа» Альберт Лукманов. — Завод <…> будет работать на газе. Это наиболее экологичный вид топлива для подобных производств.

Генеральный директор «БСК» Эдуард Давыдов тоже говорил об окружающей среде, назвав завод по производству сухих строительных смесей «Цемикс» в Абзелиловском районе Башкирии предприятием с нулевыми экологическими последствиями. Этим-то как раз не может похвастаться сам Давыдов, на что несколькими часами позднее обратит внимание уже президент.

— Сброс неочищенных вод и качество воды — это серьезный вопрос, — анонсирует Хабирову тему разговора Путин.

И пусть сама беседа на тему сброса неочищенных сточных вод пройдет уже не под камеры, по ее окончании глава республики скажет, что в первую очередь речь идет о «Соде».

Кнопка запуска

Выйдя подышать свежим воздухом, мы услышали по рации у рядом стоящего полицейского-то, чего ждали уже часов пять, — движение началось. Вообще, как оказалось, самым главным качеством на мероприятии с главой государства является умение ждать. Журналисты кремлевского пула рассказывают, что самое долгое ожидание визита главы государства длилось для них три дня. А бывало и вовсе, когда ожидания не оправдались — президент не приезжал.

После начала действия «режима» все передвижения по территории стали ограничены, окна закрыты, завешаны, подходить к ним было строго настрого запрещено с формулировкой — для нашей же безопасности.

В сам зал, где Путин, Хабиров, Ласселсбергер и Тарыбаев (директор завода) торжественно нажимали на кнопку запуска завода, мы не попали. Все из-за того же коронавируса, места в зале было немного, поэтому сначала решили и вовсе не пускать журналистов. Но позже служба протокола сжалилась и допустила фото и видеооператоров. Все остальные наблюдали за происходящим в пресс-центре по специально организованной видеотрансляции.

Хотя был момент, когда я был уверен, что на церемонию все же попаду. После рассадки всех гостей обнаружилось, что три места оказались не заняты, и их необходимо было срочно заполнить. Для этого решили позвать трех журналистов и меня в их числе. Меньше чем за минуту нужно было взять необходимые вещи, спуститься с четвертого на первый этаж и по сигналу сотрудников ФСО пробежать 150 метров от здания администрации завода к производственному ангару, где происходило все действо. Однако, когда до заветной дезинфицирующей рамки при входе в ангар оставалась всего пара десятков метров, дорогу неожиданно преградили сотрудники охраны, развернули нас и как можно быстрее отправили обратно. Причин естественно выяснить не удалось. Три стула так и остались никем не заняты.

Башкирский мед

Запустив завод, после небольшого перерыва, неожиданно для всех нас Путин в прямом эфире пообщался с сотрудниками и строителями завода, большинство из которых оказались жителями Абзелиловского района Башкирии.

Было видно, что глава государства постарался максимально расположить к себе заводчан, сказав в начале беседы, что никаких ограничений по времени и темам нет. Более получаса Владимир Путин отвечал на самые разные вопросы от газификации до Олимпийских игр. Он не скупился на похвалу в адрес Башкортостана, руководства республики и даже прорекламировал башкирский мед.

— Я сейчас публично, под камеры, говорю: это прекрасный продукт. Сам пробовал, всем рекомендую. Я доволен, — заявил Путин.

Проговорив с заводчанами почти сорок минут, Путин потом пообщался и с главой Башкирии. Как долго длилась встреча Хабирова с главой государства, журналистам известно не было, так как после протокольной съемки разговор продолжился за закрытыми дверями и без камер.

На фотографиях, распространенных пресс-службой Кремля, Путин был уже не таким улыбчивым, а Радий Хабиров по-прежнему был взволнован, но старался держаться уверенно.

Без острых тем не обошлось и во время открытой части встречи. С главы Башкирии спросили, когда он решит проблему обманутых дольщиков. Хабиров дал обещание управиться к 2024 году.

Не обошлось и без конфузов, когда на следующий день выяснилось, что не все общавшиеся с Путиным «заводчане» были работниками завода, а оказались сотрудниками районной администрации. Но это «недоразумение» спишут на ошибку телевизионщиков: мол, на встречу пригласили и тех, кто завод строил. Но это все будет позже, а пока на Цемиксе царила эйфория оттого, что визит президента можно считать состоявшимся.

Позитивная встреча

Отбыл Путин также быстро и неожиданно, как и прибыл, а мы, дождавшись, когда кортеж удалится на почтительное расстояние отправились к главе Башкирии, который поделился с нами итогами встречи, назвав ее «позитивной».

Как ни крути, но в 2021 году президент вживую, а не в режиме видеоконференции, принял всего 14 губернаторов, половина из которых были новыми назначенцами, и встречи те носили «напутственный характер».

Визитов по России и вовсе было два: в Кузбасс и Пензенскую область. При таком дефиците поездок по стране приезд главы государства иначе как «позитивным» сигналом назвать нельзя. Но поживем — увидим.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter