Холодная как камень Уфа сдалась Джо Линн Тёрнеру и четырем шведам

Холодная как камень Уфа сдалась Джо Линн Тёрнеру и четырем шведам
Мнение

13 апреля, 10:49
Шамиль Валеев
Публицист, г. Уфа, Башкирия.
Публицист Шамиль Валеев делится впечатлениями о выступлении американского певца.

Я совсем не боюсь трибьютов известных групп, которых больше нет и не будет, мне как правило попадались хорошие музыканты-участники. Особенно я укрепился в этом мнении, когда как-то услышал Dire Straits, который в копеечку сыграл и спел то, что я заслушал до дыр в студенчестве.

Дело в том, что из отличных музыкантов легендами становятся один из тысячи, как интернет-мемом или вирусом становится один из миллиарда фотожаб-демотиваторов. Но это не значит, что оставшиеся 999 исполнителей — плохие. И когда они катаются с лицензированными каверами и трибьютами — это совсем не плохо.

И потому накануне 12 апреля сильно колебался: или как бы Dire Straits, которого нет уже четверть века, или настоящий Джо Линн Тёрнер с юными клонами Блэкмора и Ко. Тем более, что все виды «нынешних» Deep Purple, включая настоящий, с Гилланом и Доном Эйри — десятый состав — («Mark 10») по официальной нумерации составов, я уже видел.

Хотелось дать шанс г-ну Усаеву почистить свою рок-карму за тот безусловный ущерб, нанесенный ушам, душе и мозгу Уфы его привозами разных мелких курортных аудиобесов с расстегнутыми рубахами и курящих ведьм, метущих сцену подолами. Всегда есть шанс сделать хорошее дело и привезти нормальный бэнд.

Короче, в Огнях на Джо народу было довольно много, мы с natusa222 и моими двумя «меломанами» пришли вовремя, вовремя и начали. Был амфитеатр, был танцпол, был балкон, думаю, под тыщу. Ну 700.

Я сразу на пульте сфоткал сет-лист, чтобы не пропустить личные золотые хиты, известные — I Surrender и Stone Cold, где все вообще прекрасно, особенно рычащие клавишные.

Я невзначай прохаживался вдоль сцены с айфончиком со своими целями: всегда пасу за оборудованием. Тот гитарист, который о 6 струнах, играл в красный Стратокастер, воткнутый в полустек Mesa Boogie Triple Rectifier с акустическим кабинетом 4 на 12.

Тот гитарист, что о четырех струнах, вваливал в итальянский стек MarkBass с 8 динамиками по 10».

Про Джо Линн Тернера распускались слухи, что он иногда нажимает на педальку, чтобы выровнять голос до уровня 1981 года, потому я с особым пристрастием следил за его ногами — все чисто. У мониторов лежал только запасной микрофон.

Вначале мне пришлось походить, чтобы найти место, где слышно все. Или перепонные барабанки стали тугими, или товарищ за пультом искал себя первые две три песни, но была каша, сквозь которую прорывались вопли. К счастью, к I surrender зал как-то прогрелся, а уши мои размялись. Я застримил в фейсбук хит Rainbow #2 — Холодный как камень.

Народ был и стар, и млад, преимущественно, конечно, стар — интеллигентные уфимцы 50+, которые не стали бандитами в 90-е. С мягкими умными, изборожденными лицами. Их подруги разных возрастов. На челах — печать интеллекта. Некоторый достаток.

Мне кажется, кто слушает рок и шевелит губами на концертах — тому гадости делать трудно, насилие — не его конек. Даже в 90-е.

Наташа заняла стратегическую позицию возле правой колонки у сцены — ей понравились свободные, незажатые люди не сцене. Как Джо Линн, которому 67, так и четверо молодых шведов из бэнда, которые «теперь понятно, почему напоминают героев Марвела — Тора, Локи и других скандинавских богов.

Дети мои заняли стратегическую позицию спрятаться в углу, поскольку были лишены планшетов за нобелевскую успеваемость и ушли в отрицалово распорядка: начали выползать к сцене ближе к концу, к Smoke On The Water.

Косматые рослые шведы выпуска начала девяностых — действительно молодые боги, огонь женских чресел. Культовый рок-фотограф Романова не сводила с них своего длинного объектива.

Я больше их слушал ушами — мне понравилось, как чисто и быстро поливает лид-гитарист, хотя он играл, не вылезая из стандартных боксов: длинные его пальцы липли к грифу, не давая грязи, призвукам и малого шанса.

Соло товарища за клавой было более запоминающимся — он играл в какой-то неизвестной мне технике, выстреливая ноты очередями, иногда казалось, что он озвучивает древнюю компьютерную игру. Я больше слушал, когда он играл партию органа Хаммонда.

Басист был высок, космат и тощ, особого воздействия на мою грудную клетку не оказывал, был частью ритм-секции ансамбля, тем и хорош. Памятуя советы своих наставников, я слушал бочку, потому не запомнил, что делал ударник с остальными барабанами установки.

В ходе концерта встретил Андрея Рубана, знакомого по проекту Пророк, он торгует мотоциклами и любит хард-н-хеви и мягкий hair-metal (нас таких в городе два человека).

Джо Линн Тёрнер «закончил» концерт обращением к памяти Ронни Джеймса Дио, исполнив Лонг Лив Рокенрол вместе с залом. В середине импровизации их потащило на классический репертуар DP — Black Night, но, видимо, испугавшись сквалыгу и сутяжника Ритчи, бросили ее петь.

Но финал был за пределами согласованного сет-листа: мне пришлось вернуться из гардероба, услышав очередную версию Smoke On The Water.

— Спасибо вам за поддержку: вы даже не представляете, что вы для меня делаете, — произнес тихонько Джо и ушел за кулисы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter