Политолог Дмитрий Михайличенко: Башкирия вынуждена наращивать долговую нагрузку

Политолог Дмитрий Михайличенко: Башкирия вынуждена наращивать долговую нагрузку
Мнение

11 ноября, 14:30
Дмитрий Михайличенко
Политолог
Региональные Госсобрания активно обсуждают и принимают местные бюджеты на 2022 год. В Башкирии как и почти во всех регионах ПФО бюджеты дефицитны. Политолог Дмитрий Михайличенко объясняет с чем это связанно и для чего регионам вновь потребовалось влезать в долги.

Госсобрания и Заксобрания регионов активно обсуждают и принимают региональные бюджеты на 2022-2024 гг. Этот процесс имеет общее, особенное и единичное. В основном все бюджеты – социальной направленности, то есть в переводе с русского на русский – это бюджеты поддержания штанов. При этом многие регионы отчитываются о росте доходов, что на фоне эффекта низкой базы 2020 г. – не показательно. Учитывая уровень реальной инфляции доковидных показателей многие регионы не достигают, а федеральный центр жестко регулирует дефицитную часть бюджетов. А не занимать в условиях пандемии – это значит сокращать до минимума повестку развития.

В качестве позитивных инфоповодов преподносятся новости о сокращении регионами своего госдолга. Нижегородской области в этом поспособствовали федеральные средства на празднование 800-летия, а остальные, например, Оренбургская области, Удмуртия, Пермский край просто ужимают расходную часть.

Планируемый бюджет Башкирии вновь предполагает дефицит. Теперь в 15 млрд руб. Это хоть и выше, чем планировалось, но объяснимо – восстановление экономики стимулирует рост доходной части, а поиск импульсов развития, господдержка и инфляция увеличивают расходную часть.

В других регионах ПФО – схожая картина, бюджеты почти всех субъектов дефицитны. Незначительный профицит только у Марий Эл, но он связан скорее с нехваткой точек роста из-за малого бюджета и общего кризиса финансовой системы. Самый высокий уровень дефицита бюджета ожидается в Оренбургской области (9,8%).

По сравнению с 2020 г. ситуация изменилась несущественно. В прошлом году профицитные бюджеты принимались в той же Марий Эл и Пензенской области. Но профицитные бюджеты, повторюсь, сегодня – не от хорошей жизни. Регионы вынуждены наращивать социальные расходы и брать кредиты на развитие, что формирует дефицитную стратегию.

Своих доходов у регионов немного – в большинстве субъектов РФ реальный объем бюджета в будущем году, с учётом уровня инфляции, будет ниже, чем в допандемийную эпоху. К примеру, в сентябре этого года общероссийский годовой уровень инфляции составил 7,4%. В ПФО он оказался чуть выше – 7,64%. Самый высокий показатель – в Пермском крае и Кировской области – 8,2%. В Башкирии он примерно соответствует среднему по округу – 7,6%,

Устойчивые в экономическом плане регионы (Татарстан, Башкирия) применяют рециклическую модель развития, которая предполагает принятие бюджетов с большим дефицитом и возможностью в дальнейшем занимать средства в расчете на последующее восстановление экономики. Такую политику центр позволяет вести крупным и устойчивым регионам, а сугубо дотационным регионам – этого не дозволяется.

Дело в том, что основных резервных источников покрытия дефицита два – федеральные трансферты и займы. Уровень трансфертов на будущий год неизвестен, но в этом году Башкирия по итогам января-августа получила почти 50 млрд руб. Это на 3,5 млрд рублей меньше, чем в аналогичный период прошлого года. Но всё равно Башкирия сохраняет лидерство по этому показателю в ПФО и 7 место в России. Это хороший показатель.

В ситуации ковидокризиса для сохранения динамики развития Башкирия, как и другие экономически крепкие регионы (Москва, Санкт-Петербург, Татарстан) вынуждена наращивать долговую нагрузку. Но для устойчивых регионов это единственный способ сохранить такие бюджеты, которые позволят обеспечить социально-экономическое развитие. Долги регионы собираются выплачивать по мере улучшения социально-экономической ситуации в стране. Возможно, не лучший вариант, но более приемлемого на данный момент нет.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter