"...у нас или
Салаваты
Юлаевы в юбке,
или жертвы
байства"

Эльвира Ишмуратова
модель, тренер







"...у нас или Салаваты Юлаевы в юбке, или жертвы байства"

Эльвира Ишмуратова
модель, тренер
Обозреватель ИА "Медиакорсеть" Шамиль Валеев в plus size интервью беседует о женской красоте, национальной самоидентификации и самореализации с Эльвирой Ишмуратовой, известной башкирской моделью, победительницей международных конкурсов красоты plus size, участницей недель высокой моды, автором проекта для женщин «Стихия» .
Шамиль:
Кто тебе чаще пишет в "личку": женщины или мужчины? О чем спрашивают? О программе Первого канала "Давай поженимся"?
Эльвира:
Одна семидесятилетняя женщина после интервью в «Аргументах и фактах» написала: «Я горжусь вами! Я инженер-механик по образованию. Мне интересен ваш проект, я бы с удовольствием к вам пришла. Продолжайте вдохновлять дальше!». И тут я поняла, что люди читают, вникают, им интересно то, чем я занимаюсь. Запомнился комментарий в соцсетях от москвички: ей так понравилась тема женственности, ошибок, которые совершают женщины и девушки, что она очень ждет, когда я приеду в Москву, чтобы с ними там работать и заниматься. Уфимцам же интересно, почему я стала моделью, как это случилось, просят рецепты счастья, красоты, что делать, чтобы быть счастливой и успешной. Потом обязательно все вспоминают и спрашивают про передачу «Давай поженимся», хотя у меня было много других проектов. И о судьбе наших женщин спрашивают, в том плане, как их распинать, расшевелить. Год назад основной вопрос среди башкирских журналистов был: «А не забыла ли я сказать, что я башкирка?»
Шамиль:
А ты не забыла?
Эльвира:
Я всегда отвечаю : «У меня на лице все написано, кто я».
Это выбор человека: страдать и оставаться в четырех стенах... или брать от жизни все!
Эльвира Ишмуратова
Шамиль:
Это был твой первый выход на "язык", на подиум?
Эльвира:
У меня уже была к этому конкурсу победа – звание «Мисс Июль» в конкурсе Анфисы Чеховой «Стандартам - нет!», но это был интернет-конкурс, а именно выход на международный подиум, в присутствии дипломатов, олимпийских чемпионов, актеров, представителей крупных косметических брендов и дизайнеров, журналистов – состоялся там. С этого пошел отсчет.
Шамиль:
Скажи честно, когда идешь на конкурс красоты, в какой момент предлагают через постель пройти? Сразу или… А стекло в туфли когда начинают подсыпать?
Эльвира:
Тут принцип, как у новобранца в армии - как ты себя поставишь, так и будут тебя воспринимать. Видимо, я так себя поставила, что никогда непристойных предложений мне не поступало. И платья не рвали, и в туфли стекло не насыпали. Всегда очень уважительно относились, и конкурсы, в которых я принимала участие, как и недели международной моды, всегда были приличные, статусные и достойные.
Шамиль:
Есть конкурсы красоты как индустрия, привычные всем, а есть, скажем так, для нас с тобой - людей больших, больших и красивых. Нет ли ощущения что эта Олимпиада - Паралимпиада?
Эльвира:
Это конкурсы красоты plus size. В эти конкурсы я окунулась, как оказалось, в нужный для себя момент. Это было время прохождения серьезных этапов в жизни, был развод и проблемы со здоровьем, перемена работы. И все в один период. Мне за что-то надо было ухватиться и выжить.
Шамиль:
А родители? С таким отцом можно было спокойно рассчитывать на его поддержку. (Халяф Ишмуратов - депутат Госсобрания Башкортостана. Работал министром культуры и национальной политики, вице-премьером правительства Башкирии - прим.ред.)
Эльвира:
Я выросла в многодетной башкирской семье, старшей из четырёх детей, чем очень горжусь. Когда я училась на втором курсе и начала работать, они сказали: «Кыҙым, раз ты сама работаешь, всё, иди работай, ты уже должна нам помогать». А когда я ушла из «Башинформа», был серьезный разговор (отец в свое время пролоббировал трудоустройство в агентство). Потом, когда я просила помощи по работе, он сказал: «Я тебе один раз помог? Помог. Ты не усидела, ушла, вот теперь двигайся сама». «Башинформ» должен был стать стартовой площадкой, а я, получается, от этой площадки отказалась, выбрав свою траекторию и свой путь развития.
Думаю, я иду в правильном направлении. Пишут уже обо мне и мировые ресурсы о моде, и международные порталы называют «Женским символом Башкирии». Специальных стратегий по захвату мира у меня нет.
Шамиль:
Одежду ты свою шьешь или чью-то пока демонстрируешь, продаешь?
Эльвира:
Наверное, я продаю уверенность и внимание для наших девушек и женщин, которые боятся сделать шаг, рывок к жизни, к красоте. Вначале, когда меня приглашали в качестве модели, вероятно, просто я была необычная - с длинными волосами, с большими глазами и откуда-то с региона. Но я была смелая на попытки. Хотя нет… Честно признаюсь, я большая трусиха и иду туда, где страшно, и мой путь был со своими испытаниями и трудностями, но главное с результатами. Это выбор человека: страдать и оставаться в четырех стенах... или брать от жизни все! Вначале были мелкие кастинги, отказы, позже заметили на конкурсах и международных показах, и посыпались приглашения, я познакомилась и подружилась с писателями, дизайнерами... Я начала развиваться не только как модель, но и продвигать свои социальные и культурные проекты, мои заслуги даже медалью отметили! И меня поддерживали на федеральном уровне СМИ и организаторы в Москве, и во всех проектах я была единственной башкиркой и представительницей нашего региона. Мне было важно не только персонифицироваться в новой сфере моделинга, но и делать полезное. Думаю, я иду в правильном направлении. Пишут уже обо мне и мировые ресурсы о моде, и международные порталы называют «Женским символом республики». Специальных стратегий продвижения по захвату мира у меня не было.

Шамиль:
Организаторам зачем вы нужны, такие модели не "90-60-90"?
Эльвира:
Сейчас это тренд. Производители понимают, что в "стандартные стандарты" основная целевая аудитория не вписывается. Поэтому начали приглашать других барышень. Индустрия plus size моделинга набирает обороты. Когда я ездила в Москву, в Питер – смотрела, иногда там очень "оформленные" девушки были.
Шамиль:
Ты же гармоничная девушка, хорошо сложена, просто большая, высокая. Я себе представлял, что в плюс сайзе должны быть тетки, которые имеют специфическую аудиторию любителей особых жанров.
Эльвира:
Такие "тетки" тоже есть, но я избегаю таких проектов. Я сама выбираю проекты, а не они меня выбирают. Даже отказалась от эпизода в фильме Тимура Бекмамбетова, потому что там надо было попой трясти, танцевать "тверк" на бензоколонке вместе с Боярским и Нагиевым. Может, я и могла пойти, плюнуть на всё, решимости хватило бы, но воспитание оказалось сильнее… Нашему кинематографу вот помогаю, поддерживаю: у Булата Юсупова снялась в эпизоде фильма «Визит», душой болела за этот фильм, и пусть у него все получится. Ну и по поводу сайз моделинга… Сейчас и крупные дома моды, и международные, и региональные понимают, что надо что-то принимать новое. Но через плюс сайз моделинг я не пропагандирую ожирение, что надо сидеть дома, плюшки есть, а потом пошла такая крутая по подиуму - нет. Я за здоровый образ жизни, за подтянутость.
Шамиль:
Ты спортом занимаешься?
Эльвира:
Да, занимаюсь - это восточные танцы, и покорение Уральских гор летом. Нагрузка серьезная. Подняться на Иремель или на Ирендык тоже сноровка нужна.
Шамиль:
А ты всегда такая спортивная была?
Эльвира:
В школе у меня было освобождение от физкультуры. Когда пошла мода на восточные танцы, я увлеклась. Участвовала на конкурсах по восточным танцам, меня тоже тогда дома обрубили, сказали негоже мусульманской девушке формами на сцене трясти. Я так расстроилась. Но сейчас я опять благодарна, потому что сейчас понимаю, что я с удовольствием танцевать и пластично завораживать буду только своего любимого мужчину. И поэтому, когда пригласили на Первый канал, они безапелляционно заявили: «Будешь танцевать» - я также безапелляционно отказалась, спела песню на башкирском языке. И - ничего.
"Встретить такого мужчину, кому буду подавать патроны, даже если весь мир против него!"
полный эфир программы "Давай поженимся" [HD], Первый канал, февраль 2015.
Шамиль:
Ты себя показала, вся страна тебя видела, какие мужики к тебе сейчас набиваются в женихи? Магнаты нефтяные, шейхи?
Эльвира:
Разные. На мою внешность активнее всего реагируют такие категории мужчин – меня очень любят кавказско-восточное-азиатское население стран Содружества , потом картатайлар-бабайлар, и, почему-то, люди нетрадиционной ориентации. Не знаю. Я надеюсь, что при взгляде на меня у них всё же просыпается что-то мужское…

Шамиль:
То есть ты настолько женственна…
Эльвира:
Что они начинают реагировать. Это еще было до Первого канала, когда я с юмором на эту тему писала и говорила. После того уже, когда на всю страну стало известно, что я свободная барышня и…
Шамиль:
Более громкое брачное объявление, чем по Первому каналу, трудно себе представить.
Эльвира:
Писали разные. Я даже как-то умилялась и вежливо отвечала, чтоб, не дай Бог, человека не травмировать. Писали, начиная со всяких сел, деревень, и загородных поселений, так и до руководителей серьезных… И пишут до сих пор, недавно писали из Таллина - делились, что башкирский язык красивый и можно ли послушать полную версию песни. Передача осталась на Youtube и,видимо, люди до сих пор смотрят.
Шамиль:
Башкортостан не отстает?
Эльвира:
Отстает. У нас люди застенчивые и очень робкие. Или, если выдают, то выдают перлы конкретные- хоть стой, хоть падай. Активизировались башкирские бабушки, пытались сватать.
Шамиль:
Я представляю, как твои домашние реагировали на твою известность и на участие в передаче Первого канала.
Эльвира:
До сих пор не понимают. Первое время болезненно реагировала. Потому что я, во-первых, выжила, ожила, захотела жить вообще, и, помогая другим, начала преподавать восточные танцы, и увидела, как много израненных душ, женщин существует. Сначала это была искренняя помощь на моих занятиях, позже это приобрело форму мастер-классов, далее, зная что я, например, некомпетентна в каких-то медицинских вопросах или спорте, начала приглашать спикеров, позже это переросло в авторский профессиональный курс.
Шамиль:
Ты это объяснила отцу?
Эльвира:
К сожалению, родители меня не слышат, не понимают, и тот момент, когда я выжила и начала учить других – они не поняли. Про мои победы они узнавали в утренней программе «Салям», по бегущей строке «Башинформа» и заметкам в газете. И тут мне приходилось держать двойную оборону. В соцсетях писали: «Да, конечно, папа купил», а дома выслушивала: «Куда тебя вообще несет?».

Когда всё достало, моя интуиция говорила: «Алга, вперёд!». Только спокойно, не махая шашкой, луками-стрелами, а красиво с улыбкой, от бедра и вперед.
Шамиль:
Если со всех сторон дует встречный ветер, то часто это признак того, что идешь по верному пути...
Эльвира:
Когда меня все и всё достало, я обратилась к себе внутрь, в свой голос, в свою интуицию, моя интуиция говорила: «Алга!». Только спокойно, не махая шашкой, луками-стрелами, а красиво с улыбкой, от бедра и вперед. И потом уже, когда на показ пришла моя мама и когда к ней подошли мои барышни-ученицы, женщины, обняв её, сказали: «Спасибо вам за вашу дочь»…
Шамиль:
Ты подстроила?
Эльвира:
Нет. Просто мои ученицы были в курсе, что мне иногда приходится нелегко в объяснении моей деятельности близким. Потом мама пришла на мой первый мастер-класс, куда приехали и журналисты, и желающие, и ученицы, мама, видя, какая движуха вокруг меня происходит и какая энергетика, оставила в покое и отнеслась с пониманием, увидев все со стороны. Сейчас она сидит в социальных сетях, ставит мне лайки… До мамы дошло. Теперь она помогает и оборону как буферная зона держит, подсказывает и говорит: «Кыҙым, езжай в Москву, давай дальше».

Шамиль:
Ты рассказываешь о проектах, о встречах, и за всем этим ускользает суть твоей деятельности. С чего ты живешь, грубо говоря? Что тебе приносит доход, и как бы ты назвала этот вид деятельности? Утром встала - что ты с людьми делаешь?
Эльвира:
Это мои мастер-классы, курсы студии «Стихия», восточные танцы, ну и за крупные показы бренды теперь платят.
Шамиль:
Сколько "освобожденных женщин Востока" через тебя прошло?
Эльвира:
Человек 200 точно есть. Это те, кого я видела, слышала, и чувствовала. Плюс социальные сети, из личного общения, наверно, человек 70. Я не профессиональная модель, но я победительница Международных конкурсов красоты и работаю на подиуме наравне с именитыми международными моделями. Я не профессиональная танцовщица, у меня нет хореографического образования, но у меня есть моя студия.
Шамиль:
О чем ты говоришь им и нам на своём примере?
Эльвира:
Жизнь одна, не нужно ничего бояться, надо выходить из зоны комфорта, не надо обвинять близких в своих проблемах. Нужно начинать с себя.
Шамиль:
Правильно ли я понял, что женщины в Башкирии привыкли прятаться за своими внешними обстоятельствами, за несчастьями какими-то, для того чтобы не жить полной жизнью, не нести за неё полную ответственность?
Эльвира:
Заметила, у наших женщин одни страшилки, в других регионах - другие. У нас либо «Салаваты Юлаевы» в юбках, либо байские замашки нас замучили, и поэтому все такие несчастные, и нам грустно и тяжело. В столицах встречала роскошных женщин, но в жизни - грусть и печаль: то мужа нет, то ребенок -наркоман, и в 40-50 лет нет целей и мечты. У наших все равно - ир, бала, гаилә, муж, семья, дети, и это вся цель жизни. А одна москвичка мне сказала: «А я замуж не хочу и детей не хочу», но при этом сама просит: «Помоги мне найти мечту». Мой взгляд на мир и женское счастье - это материнство, это взращивать успехи мужа, и при этом быть самодостаточной, а не бледной молью.
в данном блоке использованы фото - из личного архива Эльвиры Ишмуратовой и фотографа Кристины Дейнеко.
Шамиль:
Какой должен быть мужчина рядом с такой стихией, как ты?
Эльвира:
Мне нужен спокойный, мудрый молодой человек, мужчина, который хочет жить, развиваться, за которым я буду чувствовать себя как за каменной стеной! Встретить такого мужчину, кому буду подавать патроны, даже если весь мир против него! Конечно, это должен быть человек уважающий свои корни, историю. Я считаю, что залог моего успеха - мои корни, моя родословная, мое воспитание, моя бабушка, мой дедушка, то, что я успела впитать.
Шамиль:
Твои дети будут на башкирском языке разговаривать?
Эльвира:
Обязательно, независимо от того, выйду я замуж за башкира или за человека другой национальности, я постараюсь, чтобы они знали родной язык матери и язык отца.
Шамиль:
Ты какую-то из башкирских школ специализированную заканчивала?
Эльвира:
Я с двадцатой (башкирская гимназия №20) сбежала: я выла, я ругалась. Тогда в первый раз ножкой топнула родителям и сказала: «Уберите меня из этого колхоза!». Я тогда в подростковом периоде была. Я полгода проучилась в шестом классе этой гимназии. Столкнулась с тем, что нельзя разговаривать по-русски на перемене, мне было тяжело резко переключиться: мой башкирский - это бабушка и дедушка в деревне. А понимать физику, химию, и алгебру на башкирском, когда у меня вся база была на русском - мне было тяжело. Я скатилась на тройки. Единственный предмет, который я любила, это «Тормош hабактары» («Уроки жизни»), мы говорили там о жизни, психологии, философии… В итоге я сбежала в 39-ую гимназию, и закончила уже благополучно.

Шамиль:
Как ты относишься к тюркской современной эстраде нашей республики?
Эльвира:
Я даже не знаю. Если кто мне нравится, я с удовольствием слушаю. Это этногруппа «Арғымаҡ», раннее творчество группы «Карауанһарай».
Шамиль:
Задам редкий для интервью вопрос о творческих планах...
Эльвира:
В первую очередь - встретить достойного человека, который меня со всей моей стихией примет и не закроет в клетку. При этом если мой избранник скажет: «Все, сруливай со своего подиума», я спокойно брошу все свои проекты: для меня семья в приоритете. Как-то сказали женщины: «Ты будешь не интересна своему мужчине, если все бросишь». Я считаю, что в семье тоже можно творчески развиваться. Также есть мысли самой снять фильм, написать книгу, создать коллекцию одежды, и ресторанчик открою, если силы останутся… Одним словом, творить и творить, не замыкаться только в одной сфере и в одном регионе, как модель или как организатор. Есть намерение открыть благотворительный фонд для помощи детям с ДЦП и женщинам, оказавшимся в трудной ситуации.
в данном блоке использованы фото -
рубрика «Беседа»
ИА «Медиакорсеть»

при копировании материалов гиперссылка на mkset.ru обязательна.

© Шамиль Валеев, Кристина Дейнеко
ИА Медиакорсеть, Уфа, 2017.