Роберт и Римма ищут сына:
Год назад в Уфе пропал
Артур Газиев
Сообщение об исчезновении Артура Газиева впервые появилось 30 января 2018 года. Тогда о 19-летнем пропавшем писали все региональные СМИ, трубили соцсети. Волонтеры, полиция и сами родители регулярно выходили на поиски. За прошедший год нигде не всплыли документы парня, сигнал мобильного затерялся, опрошенные друзья, знакомые ничем не помогли, уличные видеокамеры так и не зафиксировали его лицо – Артур исчез без следа. О поисках длиною в год, о надежде и родительской любви – в нашей истории.
Пропал человек
Римма держала в руках пачку листовок, где большими красными буквами было написано: «Пропал человек. Уфа». Невидящими глазами она разглядывала ориентировку сына, смотрела на описание одежды, в которой он ушел, на особые приметы, узнавала отдельные слова, но никак не могла составить их в предложения. Она смахивала свои слезы с фотографии Артура, распечатанной на объявлении, вглядывалась в его зеленые глаза и пыталась понять, в какой момент все пошло не так. Да, у него были проблемы на учебе. Да, они с мужем замечали, что сын вместо пар иногда ходит в компьютерный салон. Да, на днях они с отцом повздорили из-за оценок, но зачем же вот так уходить? Без вещей, без денег, без всего. Они ведь все могли решить вместе, как всегда, как и раньше. Семье бороться с трудностями было не впервой.
Артур Газиев пропал 30 января 2018 года
Кризис девяностых затронул многих россиян. Люди остались без денег, без государства, и планов на будущее. Чтобы выжить, большая часть страны работала с утра до ночи. Родители Артура не были исключением – Роберт и Римма поехали на заработки на север.
Родители Артура часто отсутствовали дома из-за работы, но всегда старались по приезду окружить детей вниманием
Мы – люди того времени, – вспоминает Римма. – Застали все страшные экономические кризисы. Наш приоритет был – накормить, обуть и одеть. Мы все старались заработать, дать дорогу в будущее. А тепла внутреннего я лично, как мать, не додала. Сейчас я бы хлеб с солью ела, лишь бы только быть рядом с детьми подольше, – заключает она.
Работали вахтовым методом – два месяца там, три месяца дома. Пока родители были на севере, дети жили у бабушки. По приезду Римма и Роберт старались больше времени проводить с сыном и дочерью – выходить с ними на прогулки, дарить подарки, побаловать сладостями. Возможно, просто пытались компенсировать свое отсутствие материальными благами, объясняет Римма.
Римма и Роберт каждый раз старались с семьей выбраться куда-нибудь
Однако старания не прошли даром – кружки, репетиторы, дополнительные занятия, сыну и дочери удалось поступить в престижный ВУЗ. Хорошо сложилось и то, что дети у четы Газиевых выросли благополучными, просто абсолютно разными.
Когда родителей не было дома, Артур все время проводил с сестрой
Тихий, спокойный замкнутый Артур был очень непохож на свою общительную, веселую сестру. Но все же он был для нее другом, с которым можно было поделиться чем-то личным и быть уверенным, что тот ничего никому не расскажет, а вот сам парень никому не раскрывался никогда.
– Хороший ребенок, неплохо учится, спокойный, не задира, не грубиян, не хам, такой положительный, но мы не смогли его подтолкнуть, чтобы он был более открытым, чтобы он с нами делился личным, чтобы мог доверять, – рассказывает мама.
Как признаются родители, сын был замкнутым, никому так и не удалось вывести его на душевные разговоры
В последний раз, когда Римма приехала домой, она смотрела на своего сына, наблюдала за тем, как тот проводит большую часть времени дома и радовалась, что он не похож на других парней его возраста. Мой сын, мой мальчик, никогда мне проблем не доставит, подумала тогда она. А через некоторое время Артур пропал.
Ничего
Артур ушел из дома 30 января 2018 года. Несмотря на мороз, парень буднично вышел на улицу без шапки, надвинул капюшон темно-синей куртки и ушел. Из ценного у него с собой был только мобильный телефон и какая-то мелочь на банковской карте. Римма в тот момент была на вахте, в Уфе остались отец и сестра.

Роберт позвонил сыну около трех часов дня, чтобы узнать закрыл ли тот сессию. Артур ответил на звонок и отчитался, что закрыл. Спустя два с половиной часа, в 17:30, позвонила сестра. Ей он тоже ответил и сказал, что пошел в магазин покупать полиэтиленовые мешки. Около 19:00 телефон парня отключился. Весь вечер и ночь Газиевы пытались найти ребенка самостоятельно, а на следующий день обратились в полицию. Римма вернулась домой. Роберт и его дочь прошли через опрос на детекторе лжи. Через неделю к поискам подключились СМИ и волонтеры.
Территория поисков была большая – проверили все злачные места, облазали все посадки, свалки. Не было ничего. Позже следователи проверили сигнал с телефона и узнали, что последний раз мобильный работал в районе «Фирмы Мир». Однако и эта информация не помогла.
Артур пропал обычным зимним днем, территория поисков была большая. Его искали по всем заброшенным домам, прочесывали лесную местность. Родители ездили по притонам и реабилитационным центрам
– Сначала поиски проходили в районе ипподрома «Акбузат» в сторону микрорайона Сипайлово по лесному массиву. Потом мы шли по направлению к Зеленой Роще. Через несколько недель поехали прочёсывать заброшенные дома в районе улицы Владивостокской. Когда уже сошел снег, поступила новая информация, что он может быть в деревне неподалеку от Белебея. Там мы вместе с кинологами прочесали заброшки (заброшенные здания, – прим. «Медиакорсети») и другие строения, куда был доступ. Суммарно в разное время его искали около шестидесяти человек. Пока прямых зацепок нет, лишь предположения. Работает и уголовный розыск, и следственный комитет, а я считаю, что это профессиональные люди, и даже там пока я не слышал ничего утвердительного. Его родители – добрые люди, жалко, что им такое испытание досталось, – рассказал о том, как все было директор содружества волонтеров «Поиск пропавших детей в Уфе» Павел Нестеров.
Еще одним испытанием для родителей тогда стали после пропажи сына звонки. Мама Артура рассказала, что в феврале того года было несколько случаев, когда кто-то приходил к подъезду и звонил в домофон. Трубку брал отец Артура, но никто не отвечал. Римма тогда думала, что это был сын, который проверял дома ли Роберт. После этих случаев они установили в подъезде камеры. За все это время камеры так ничего и не зафиксировали.
Сына найти так и не удалось
Весь этот год
Когда Артур только-только пропал, первый вопрос, который родители задали на встрече с волонтерами – были ли в Башкирии аналогичные случаи пропажи? Оказалось, что нет. Люди конечно пропадали, исчезали и подростки, но в основном, это были дети из неблагополучных семей.
– Может показаться, что это частный случай – один на миллион. Нифига! Сейчас я столько встречаю историй. С кем ни разговариваю, каждый вспоминает: «А вот у моей знакомой, сестры муж, брат, сын пропал». Откуда? Как это? Весь этот год с утра до ночи я только о нем и думаю, прилагаю столько усилий, чтобы держаться и не показывать свое настоящее состояние, хотя бы дочери, – Римма возвращается к событиям того дня спустя год в редакции «Медиакорсети».
Роберт и Римма пришли сюда за помощью. Теперь они ездят везде сами, сами же просят газеты не забывать и писать про сына. Через такой большой промежуток времени СМИ, как водится, поутихли, волонтеры занимаются поисками Артура лишь попутно с розыском других пропавших, а полиция проверяет слабые зацепки, которые время от времени находят родители парня.
Отец Артура Роберт ездил с листовками по всем ночлежкам и местам, где кормят бездомных. Никто так и не смог сказать ничего толкового
За этот год они приучились цепляться за любую возможность, даже самый маленький намек. Вместе обошли все общежития в Уфе, ездили в хостелы, опрашивали сотрудников вокзалов и аэропортов, ходили с фотографией по церквям и мечетям, ночлежкам, местам, где угрюмых, похмельных мужчин по утрам забирают на работу прорабы и мастера ЖЭУ.
Римма звонила по всем объявлениям, предлагающим помощь при алкоголизме и наркомании, ездила по реабилитационным центрам, делала вид, что сама нуждается в избавлении от зависимости, ходила к бездомным и в притоны. Семья не гнушалась даже наводками ясновидящих. По совету одного из экстрасенсов Артура искали в Октябрьском, по информации другого, обошли всю округу в районе железнодорожного вокзала.
Мама Артура Римма тоже лично участвовала в поисках
Родители проверяли и реальные зацепки. После того, как запароленный ноутбук Артура полгода пробыл в полиции, где его пытались взломать специалисты, технику вернули семье. Случайно родителям удалось все-таки подобрать нужную комбинацию к учетной записи, зайти на почту и проверить «Вконтакте». Но и здесь их ожидало разочарование – компьютер парня был абсолютно чистым, нигде не осталось ни следа.
Единственное, что удалось обнаружить – адрес, который сын отправил сам себе. Римма и Роберт сразу же выехали на место. На улице Октябрьской революции, по указанному адресу, находился обычный, жилой дом. Напротив, частный сектор. Родители обошли квартиры, опросили людей и снова остались ни с чем.
Еще одной зацепкой стал тот факт, что, когда у Артура начались проблемы с учебой, тогда он часто пропускал занятия в компьютерном салоне. Очевидцы рассказывали, что видели его там с каким-то незнакомым парнем. День за днем Римма и Роберт пытались выяснить, кто это, но личность того человека установить так и не удалось.
Сынок, возвращайся домой
Сейчас папа и мама Артура все эти наводки передали в правоохранительные органы. Недавно им позвонили из следственного комитета и объяснили, что нужно прийти и написать заявление, так как там у них приняли решение провести повторное расследование. За год, к слову, у Артура поменялось три или четыре следователя. В этот раз в кабинете родителей ждал спокойный и довольно приветливый мужчина. Он и объяснил, что заведено уголовное дело, что республиканский розыск окончен, и теперь сын в федеральном.

Он водил своей мозолистой рукой по огромной, толстой папке дела Артура и рассказывал, что за все это время нигде так и не всплыл ни один из его документов, которые были при парне. На пустой банковской карте, куда Римма и Роберт после пропажи положили на всякий случай небольшую сумму, тоже никакой активности не было. Тихим голосом следователь также рассказал, что и телефон Артура так и не удалось пробить.
Родители верят, что сын жив
– В голову лезут плохие мысли, но мы живем только надеждой, потому что разумом не понимаем, как человек может скрываться так хорошо целый год. Спасает мысль, что он это делает целенаправленно, и каким-то образом выживает, но я не понимаю, как это возможно. Я также не понимаю, почему он принял такое решение. Я не знаю, что могло произойти. Я не думаю, что он нас так не любит, скорее всего, он просто не думает, что причиняет своим близким столько страдания и горя. Я надеюсь, что он жив и где-то каким-то образом существует. Я просто на это надеюсь, – говорит Римма.
После ее слов в редакции набрякла тишина, воздух в комнате был таким тяжелым и густым, что стало трудно дышать. Мы поняли, что родители Артура надеются, как могут, что парень живой и здоровый, поверили в это и сами.
Римма, Роберт, а также вся редакция «Медиакорсети» обращаются ко всем, кто знает хоть что-нибудь о пропавшем, позвонить в полицию по номеру 102 или по телефону волонтеров 8-917-794-94-84.
Автор статьи: Лида Богатырева
Фото: Артур Салимов