Как в Башкирии зарождается протест и кто за этим стоит

Как в Башкирии зарождается протест и кто за этим стоит
Аналитика

5 октября, 19:07
Разиф Абдуллин
Что объединило врача, хоккей, обманутых дольщиков, экологов, борцов за башкирский язык и за местное самоуправление.

Сегодня в Уфе с журналистами встретились представители Координационного совета общественных организаций. В нее, судя по присутствовавшим в зале активистам, входят Конгресс башкирского народа, движение «СтопКроношпан», организация «Башкорт», региональная общественная организация по развитию местного самоуправления, Федерация хоккея РБ, часть обманутых дольщиков.

Общественники объяснили, для чего пригласили прессу. Поводом для общения стали недавние митинги в Башкирии и обострение социально-политической ситуации в регионе.

Напомним, протестную активность в Уфе проявляли представители спортивных организаций (два митинга), обманутые дольщики (пикеты), 20 июля в Уфе прошел митинг за отставку главы региона, а в сентябре прошли два митинга: 16 сентября – в защиту башкирского языка и 21 сентября – снова за отставку Рустэма Хамитова. На этой неделе ожидается череда протестных митингов в Зауралье (в основном - в защиту башкирского языка) – с 5 по 8 октября, а завтра, 6 октября, в Уфе пройдет митинг в защиту конституционных прав граждан (в Затоне, в 18.00).

- Мы простые люди, нас просто вынудили выйти на улицу, - объяснил председатель Конгресса башкирского народа (КБН) Фиргат Байрамгулов.- Я врач. И если врачи выходят на улицу, значит, что-то не в порядке в регионе.

По словам Байрамгулова, бывшего руководителя Республиканского перинатального центра, причин для протеста в Башкирии много. В первую очередь, это нежелание властей идти на диалог с обществом.

- Протестная ситуация возникает там, где есть неблагополучие, - сказал он. – В перинатальном центре после моего увольнения (6 месяцев не работаю) кредиторская задолженность превысила 50 млн руб, уходят профессионалы. Конгресс башкирского народа, созданный в апреле, до сих пор не зарегистрировали, митинги не хотят согласовывать. Правительство не хочет нас слышать.

По его словам, чиновники из администрации главы региона, в том числе и их руководитель Владимир Нагорный, их нежелание идти на диалог и стали причиной волны протестного движения в регионе.

- На этом этапе задача КБН – отставка Рустэма Хамитова. 21 сентября мы усилили свои требования – он должен уйти в отставку не безнаказанно, - подытожил Фиргат Байрамгулов.

Председатель Федерации хоккея РБ Александр Николаев пояснил, что проводил два митинга вместе с другими спортивными организациями после безуспешных попыток решить проблемы «рейдерского захвата федерации» с помощью судов и обращений в минспорта и лично к главе региона.

- 1 августа направил письмо Рустэму Хамитову, лично его зарегистрировал, но до сих пор даже ответа не получил, - воскликнул Александр Николаев. – Нас не слышат! Теперь задумываюсь над тем, чтобы поехать в Москву на одиночный пикет, чтобы обратиться к Владимиру Путину.

Николаев выступает за то, чтобы больше денег государством направлялось в массовый спорт.

- За нами стоит 5 тысяч детей, занимающихся хоккеем, и их родители, - сказал он.

Активистка движения «СтопКроношпан» Вера Попова обратилась с журналистам с просьбой:

- Разъясните, пожалуйста, людям, что такое несогласованный митинг. Особенно статью 31 Конституции (Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование).

Обманутая дольщица Лилия Губаниева рассказала о доме на улице Кирова, который, по ее словам, «взял на личный контроль» глава региона.

- Посмотрите на этот дом, в пяти минутах от прокуратуры, - поделилась женщина. – Это же бомжатник, наркопритон. В 2009 году город выделил там землю ООО «Луч» для строительства реабилитационного центра и одноподъездного дома. Рустэм Закиевич Хамитов сказал, что возьмет эту стройку под личный контроль. Но он не проконтролировал. Мы в августе даже голодовку объявляли. Приходили чиновники, говорили красивые слова, обещания давали. А воз и ныне там.

Активист региональной общественной организации по развитию местного самоуправления Альберт Рахматуллин считает, что протест в Башкирии порождает «монолит» несправедливости, с которым гражданам приходится сталкиваться, когда они защищают свои права.

- Людей просто загоняют в угол, - пояснил он. – Полиция волокитит дела, ссылается на загруженность. Прокуратуру вообще не видно в правовом поле. В судах правды не найдешь: в основном принимают те решения, которые им скажет исполнительная власть. Что остается делать? Выходить на митинги.

Известный музыкант Амир Туйгунов, которого задержали на митинге 21 сентября и арестовали на 5 суток, считает, что и правоохранители, и митингующие в данной ситуации - потерпевшая сторона.

- Власти любыми путями препятствуют волеизъявлению народа, - объяснил Амир Туйгунов. – Не давая в установленный срок ответ на согласование митинга, они потом оказывают давление – через полицию. Когда меня задерживали, мне наступили на ногу берцами (тяжелые военные ботинки – прим.) и нанесли тяжелое повреждение. Потом я пытался пройти судмедэкспертизу, чтобы зафиксировать синяки и травму, в Ленинском РОВД все сделали для того, чтобы оттянуть это. Я пробыл в аресте 5 дней, и все-таки прошел экспертизу. Врач подтвердил и синяки, и травму. Меня эти действия только вдохновили в том, что надо идти до конца. Я не правонарушитель.

Исполнительный директор КБН Валиахмет Бадретдинов отметил, что протесты так или иначе доходят до федеральной власти. И она реагирует.

- Москва же заговорила, пусть голосом Баринова (руководителя ФАДН – федерального агенства по делам национальностейприм.) и Магомедова (зам. руководителя администрации президента РФ – прим.), - сказал Валиахмет Бадретдинов. – Сказали, что министерству образования дано поручение выработать единые рекомендации по изучению родных языков и государственных языков в национальных республиках.

- Наша власть не готова идти на диалог с неудобными общественниками, - отметил активист общественной организации «Башкорт» Руслан Гаппасов. – Мы увидели это по реакции на наши митинги. Раз нас не слышат, мы предложили всем башкирам создавать среду для общения. Писать письма и официальные заявления на башкирском языке, выступать в судах, не переходить на русский язык, как мы это делали раньше, когда в зале, например, было 100 человек, и один из них не понимал башкирского. Мы раньше делали это из уважения. Раз 99 человек могут уважать одного, почему один не может уважать этих 99? Мы хотим показать, что башкирский язык – равный со всеми.

Журналисты начали задавать вопросы. Например, кого общественники видят на посту главы Башкирии, раз речь идет о его отставке.

- Это должен быть прежде всего законник до мозга костей, - ответил Валиахмет Бадретдинов. – Прекрасно знающий и говорящий на башкирском языке.

Конкретных фамилий никто не назвал. На вопрос о том, кто стоит за общественными организациями, на какое число сторонников они могут опереться, ответов было несколько. Но в основном они сводились к числу подписчиков в соцсетях или просмотров знаковых статей.

- У меня 18 тысяч друзей в соцсетях, - сказал Амир Туйгунов. – Если я кину клич, думаю, тысяч 7-8 откликнутся.

- Мы собираем деньги на оплату тех же штрафов, - сообщил Валиахмет Бадретдинов. – Перечисляют. Думаю, к концу судебных заседаний тысяч 70 наберем.

В группе башкирской общественной организации «Башкорт» Вконтакте – более 28 тысяч участников. Число обманутых дольщиков в регионе – от 3 500 до 7 000.

- Рахимов за нами не стоит, если вас это интересует, - сказал Фиргат Байрамгулов. – И не стоял никогда. И вообще, он сейчас в почтенном возрасте, думаю, давно пора оставить его в покое.

И еще раз повторил:

- Мы не политики, мы простые люди, которых власть вынудила выйти на улицу.

Вместо выводов

Любой протест не рождается на пустом месте. Чаще всего – это реакция активных граждан на несправедливость, на бесконечное затягивание решения их насущных проблем. Раньше – во времена Советской власти стихийную демонстрацию могли и расстрелять (как это было в Новочеркасске в 1962 году). Но теперь другие времена. В Башкирии, похоже, сейчас такая ситуация, когда власть колеблется и не знает, что ей делать: идти на диалог с обществом или применить силу.

С одной стороны, бюрократия как класс не хочет отдавать свои привилегии, право решать, как нам жить. И из-за этого, конечно, может решится прекратить на корню все эти протесты с помощью силы. С другой стороны, в республике выросли 20-летние, 30-летние люди, которые родились после перестройки и не знают того страха, который обычно испытывают перед государством те, кто вырос при Советской власти. Они читали Конституцию, знают свои гражданские права. И непонимание этого факта грозит социальным взрывом.

Власть – огромная сила, которую можно применить как во благо народа, так и против него. И дальнейшие поступки ответственных чиновников, в том числе и главы региона покажут, какой путь они изберут.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter