ИСТОРИЯ

Захват самолёта в аэропорту Уфы: как это было

30 лет назад в аэропорту города Уфы был захвачен самолёт с 76 пассажирами и 5 членами экипажа на борту. Террористами оказались солдаты-срочники одной из уфимских частей.
Вспоминаем, как это было.
Четверо солдат - срочников, проходивших службу в Уфе в роте специального сопровождения судебных органов, уставшие от нападок офицеров части, в то время располагавшейся на улице Карла Маркса в Уфе, решили угнать самолёт и сбежать из страны. Говорили о своих намерениях, не стесняясь сослуживцев, сначала в шутку, но позже шутка стала явью.

Спустя 16 лет один из них вспоминает, что чёткого плана у захватчиков не было, они не знали, в какую страну полетят, если им удастся завладеть воздушным судном, и что там будут делать.

Надежда была очень маленькая, и по большому счёту это была месть
Александр Коновал
Член группы дезертиров
Дезертиры несколько раз принимали участие в антитеррористических учениях, в том числе и в аэропорту Уфы, и можно сказать знали, что предпримут власти.
Подготовка к захвату самолёта началась задолго до 20 сентября, уверенности придавал тот факт, что военнослужащие не раз принимали участие в антитеррористических учениях, в том числе и в аэропорту Уфы, и можно сказать, знали, что предпримут власти. Изначально в заговоре участвовали 7 человек, но в итоге дезертировать согласились лишь трое.

20 сентября 1986 года младший сержант Николай Мацнев и рядовые Сергей Ягмурджи и Александр Коновал покинули расположение части, прихватив с собой оружие. Этот день выбрали только потому, что все трое заступили в наряды по части и получили доступ к оружейной комнате, где и взяли автомат, пулемёт и снайперскую винтовку. Ещё один солдат ждал их на военных складах вблизи посёлка Подымалово под Уфой.

Чтобы добраться до аэропорта, дезертирам нужен был транспорт, и они остановили первый попавшийся автомобиль, им оказалась «Волга» из местного таксопарка.

Всю ночь шёл сильный дождь, на перекрёстке Ленина и Чернышевского я увидел солдата с пулемётом в руках, который требовал остановиться.
Николай Башкирцев
Водитель такси.
Когда такси остановилось, солдат, направив на водителя оружие, объявил, что машина захвачена, и приказал ехать в сторону Подымалово. На подъезде к контрольно-пропускному пункту (КПП) на выезде из Уфы водителю удалось убедить солдат, что такси на КПП обязательно остановят, а вот на частной машине шанс есть проехать без остановок. В это время позади стоявшей на обочине жёлтой «Волги» показались фары приближающегося автомобиля, коротко посовещавшись, дезертиры решили: «Будем брать». Когда УАЗик остановился, а солдаты увидели на борту надпись «милиция», у одного из них сдали нервы, и Мацнев открыл огонь, к нему присоединился Ягмурджи. В это время Александр Коновал, оставшийся сидеть на заднем сиденье такси, решил, что принимать участие в убийствах не хочет, и убежал в лес на обочине дороги. Первыми жертвами дезертиров стали двое сотрудников милиции, случайно проезжавших мимо и даже не успевших понять, что происходит.
Мацнев и Ягмурджи сели обратно в машину и приказали таксисту ехать в аэропорт, а сбежавший от товарищей Александр Коновал отправился в обход КПП в Подымалово. Там всех троих должен был ждать Игорь Федоткин, который должен был убить сослуживцев в карауле и захватить загруженный боеприпасами БТР. Добраться до складов Александру помог водитель Камаза, припарковавшийся на обочине, чтобы утром продолжить путь. Естественно, Коновал ничего не рассказал водителю, вместо этого придумал легенду о том, что ходил к подруге. Доехав до части, ему удалось разыскать подельника, который, испугавшись, не стал убивать сослуживцев и тем более захватывать бронемашину и боеприпасы. Рассказав ему о случившемся, Коновал, у которого не было ни единого патрона к снайперской винтовке, попросил Федоткина застрелить его, но тот отказался и прогнал его. Позже Коновал был задержан в одном из домов посёлка, в ходе задержания он попытался покончить с собой и воткнул в грудь нож, но врачам удалось спасти его.

В 3 часа ночи Мацнев и Ягмурджи добрались до аэропорта, они собирались убить таксиста, но последнему удалось убедить их не делать этого. Через 15 минут чудом уцелевший Николай Башкирцев уже рассказывал о случившемся милиционерам, дежурившим на ближайшем посту. Но постовые не сразу поверили таксисту, и вместо того, чтобы перекрыть периметр аэропорта, Башкирцева повезли в Уфу в приёмную министра МВД. Потерянное время дало возможность дезертирам проникнуть на взлётное поле и спрятаться в высокой траве у дальней стоянки. Позже тут сядет ТУ-134, летевший рейсом Киев-Уфа-Нижневартовск, при этом к моменту посадки диспетчеры аэропорта уже знали о планирующемся захвате. Экипиажу сказали об этом только тогда, когда самолет приземлился.

Пассажиры приземлившегося судна на время заправки борта перешли в здание воздушной гавани, через час они вернулись на свои места. Экипаж самолёта не сразу закрыл двери за пассажирами, и пустой трап всё ещё стоял у самолёта. В 4:43 Мацнев и Ягмурджи пошли на штурм.

В первые минуты, после того как солдаты проникли на борт, один из пассажиров попытался вступиться за стюардессу, которую Мацнев держал на прицеле, за ним поднялся ещё один мужчина, и террористы открыли огонь. Один из мужчин погиб сразу, второй получил смертельное ранение и впоследствии скончался, ещё одна женщина, прикрывшая собой ребёнка, была ранена.

Террористы через стюардессу потребовали у закрывшихся в кабине пилотов сдать оружие и лететь в «сторону любой, недружественной Советскому союзу стране», но самолёт не сдвинулся с места. Ягмурджи потребовал подогнать трап и вынести из самолёта тело погибшего, позже стюардессы уговорили отпустить раненных, а в шесть утра, через час и 20 минут после захвата, - и женщин с маленькими детьми.
В 7:50 к самолёту снова подогнали трап, и выпустили очередную партию пассажиров. Как позже рассказали стюардессы, им удалось убедить солдат, что повреждённый после стрельбы самолёт не сможет взлететь с полным салоном пассажиров. Террористы согласились оставить на борту 20 пассажиров, остальных выпустили.

Около 10 утра на борт под видом механика поднялся один из бойцов отряда «Альфа», его террористы пустили, чтобы оценить, сможет ли самолёт подняться в воздух.

Переговоры, которые вёл командир роты, в которой служили дезертиры, позволили протянуть время еще до 14:00, к этому времени Мацнев и Ягмурджи поняли, что им не дадут покинуть аэропорт, и потребовали сильнодействующие наркотики, чтобы отравиться.

В 15:30 лекарства были доставлены на борт, и бывшие солдаты приняли убойные дозы наркотиков. Через час Мацнев, который, по некоторым данным, был наркоманом со стажем, проснулся и попытался разбудить подельника, но не смог. После чего принял ещё одну дозу, и его начало рвать. Стюардессы, воспользовавшись тем, что преступник не в себе, убедили его отпустить пассажиров. Ещё через несколько минут начался штурм.

В ходе спецоперации Николай Мацнев погиб на месте, а Сергей Ягмурджи был ранен в ногу, которую позже пришлось ампутировать.

В результате захвата самолёта в конечном итоге погибло 4 человека, из них два пассажира лайнера и два сотрудника милиции, расстрелянных ещё до прибытия в аэропорт.

Оставшемуся в живых Ягмурджи 22 мая 1987 года был вынесен смертный приговор, который привели в исполнение ещё через год. Александр Коновал, ввиду того, что не принимал участия в убийствах, а в последствии и вовсе отказался от преступных замыслов, получил 10 лет лишения свободы. Охранявший склады Игорь Федоткин и ещё трое солдат знавших о планирующемся преступлении получили от 2 до 6 лет лишения свободы.